На главную страницу Написать нам

Новости премии
СМИ о премии

Литературные новости
Публикации

МУСА ДЖАЛИЛЬ ПРОСИЛ У ДОЧЕРИ РАЗРЕШЕНИЯ ОТПРАВИТЬСЯ НА ФРОНТ

Чулпан Залилова, Мария Раевская / «Вечерняя Москва», 24.02.2016

Страшны те времена, когда нет героев — тех, кем хочется восхищаться... У нас уже выросло «поколение без героя». Мы возвращаемся к теме, поднятой нашим обозревателем Екатериной Рощиной.
На прошлой неделе исполнилось 110 лет со дня рождения поэта, Героя Советского Союза Мусы Джалиля. Торжества проходили по всей стране, в том числе и в Москве. В них принимала участие дочь поэта Чулпан. Последний раз она видела отца в январе 1942 года, ей было неполных пять лет.


- Чулпан Мусеевна, вы помните, как расстались с отцом?
- Да. Мы жили в Казани, вой на застала отца в должности председателя Союза писателей Татарской АССР. Он зашел проститься перед отъездом на фронт. Я лежала с температурой, отец остудил руки о железные прутья кровати и приложил к моему лбу. Спросил, можно ли ему поехать на войну. Я кивнула. С фронта он успел написать не только маме, но и мне.
- А потом пришло известие о том, что он попал в плен…
- И в наш дом, где раньше дверь не закрывалась, друзья позабыли дорогу. Мы к тому времени уже вернулись в Москву, в Столешников переулок. Маму вызывали в НКВД, она возвращалась в очень подавленном состоянии. Затем постепенно стало известно про его подпольную работу. 25 апреля 1953 года, через месяц с небольшим после смерти Сталина, Константин Симонов опубликовал первую подборку переводов из «Моабитских тетрадей».
- Каково это было — из дочери «предателя» стать дочерью героя?
- Меня это не сильно затронуло. Я ведь ношу русифицированную фамилию отца — Залилова (первая буква его татарской фамилии произносится как что-то среднее между мягким «ж» и «з». — «ВМ»). Меня никто не ассоциировал с Джалилем. Только когда я уже училась на филологическом факультете МГУ, вышла публикация, что «Муса Залилов» в свое время был студентом нашего университета. И руководитель нашего семинара Николай Гудзий спросил: «А он вам, случайно, не родственник»?

- Вам приходилось когда-нибудь защищать память отца?
- Да. В 1990-е годы. Тогда был ужасный период — и Зоя Космодемьянская не героиня, и Матросов не герой… Один сумасшедший стал издавать журнал, напечатал в нем свою пьесу, в которой Гитлер дает моему отцу машину и квартиру… Пришлось подать в суд. Экспертиза признала его невменяемость.
- Что нужно, чтобы слава героев не тускнела?
- Мы слишком часто изображаем их на котурнах. А надо больше рассказывать о житейских вещах. Я на встречах с читателями говорю о необыкновенной верности отца в дружбе, привожу воспоминания бельгийца Андре Тиммерманса, сидевшего с ним в Моабите. Рассказываю о том, что по дороге на казнь подпольщики пели песню. Надо представлять героев не железобетонными персонажами, а людьми, которые, как и все, дорожили своей жизнью.
И при этом сумели не сломаться, писать в свободные минуты стихи. Надо представить себя в таких же условиях. И спросить себя: а ты-то на что был бы способен?



СТУДЕНТ МУСА ЗАЛИЛОВ
В студенческом общежитии на Черкасском освободилась койка. <…> Вместо слона Синдеева в наш... зоопарк пришел леопард Муса. Муса Залилов был маленького роста, хрупкого сложения. <…> Муса был поэт-татарин, бормотал свои вирши на родном языке, и это еще больше подкупало московские студенческие сердца. Муса был очень опрятен: маленький, аккуратный, с тонкими, маленькими, женскими пальчиками <…> Вместо молитвы Муса учил русские стихи, вызубрил все, что не возьмешь изнутри, со смысла и чувства. <…>.

Не ритмические осечки волновали Мусу в стремлении обязательно выучить по-русски это пушкинское стихотворение.
В стихотворении было что-то такое, что <…> обещало <…> научить чему-то важному. Первым русским стихотворением, которое выучил Муса Залилов <…> был «Узник» Пушкина. <…>
— Сижу за решэткой в темнице сыCрой.
— СыроCй, Муса.
<…> Орел не мог освободить узника. Человек зато выпустил птичку из тюрьмы на волю. А тот человек, который слушал орла, не был выпущен на волю, а был казнен в Моабите… Отрывок из рассказа Варлама Шаламова. писатель год жил  с Джалилем в одной комнате. Рассказ  написал в 1972 году.



ДОСЬЕ
Муса Джалиль родился 15 февраля 1906 года в Оренбургской губернии. 26 июня 1942 года у деревни Мясной Бор старший политрук Джалиль был тяжело ранен и попал в плен. Принял предложение сотрудничать с фашистами, чтобы бить врага в спину. Ему поручили культурную работу в легионе «Идель-Урал», состоявшем из представителей тюркских народов.
21 февраля 1943 года 825-й батальон легиона, направленный под Витебск, почти в полном составе перешел с оружием на сторону партизан. В августе 1943 года гестапо арестовало Джалиля и часть его подпольной группы. Целый год их подвергали жестоким пыткам. 25 августа 1944 года поэт был казнен на гильотине в тюрьме Плетцензее в Берлине. В СССР о подвиге Джалиля несколько лет не было известно.
Он считался военным преступником. В1946 году в Москву передали блокноты со стихами, которые Джалиль писал в Берлине в Моабитской тюрьме, известные ныне как «Моабитская тетрадь». Благодаря Константину Симонову, который организовал перевод стихов и расследовал судьбу Джалиля, с поэта были сняты обвинения. В 1956 году он был посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.

 

 

 


   
 
 

© «Центр поддержки отечественной словесности»

Rambler's Top100 Rambler's Top100