На главную страницу Написать нам

Новости премии
СМИ о премии

Литературные новости
Публикации

С АНТОНОМ ПАЛЫЧЕМ ПО ЖИЗНИ

Александр Ярошенко / Год литературы-2016, 29.02.2016

Третье поколение Миромановых предано русскому литературному гению. Семья в очередной раз возродила и бережно сохраняет в Александровске-Сахалинском музей имени А. П. Чехова.


УРОКИ ДЕДА
Темур Мироманов, брутальный бородач, совершенно не похож на типичного музейного интеллигента.
— …который обязательно должен быть в очках, обсыпанный перхотью, с лоснящимися локтями, — раскатистым басом гудит директор чеховского музея.
Темур родился в Москве, но практически вся его жизнь связана с Сахалином. Его маму, выпускницу столичного вуза, направили по распределению на этот край света.

Едва приехав в Александровск-Сахалинский, пятилетний мальчишка побежал на берег Татарского пролива — знакомиться с морем. Сегодня взрослый Темур признается, что стихия волн его пленила с первого раза и жизни без нее он себе не представляет.
Мемориальный музей Антона Павловича Чехова в Александровске-Сахалинском открывали и реформировали неоднократно. Первый раз — вскоре после знаменитого путешествия классика на Дальний Восток и выхода в свет его знаменитой книги «Остров Сахалин». Его «закрыла» японская оккупация острова.
Когда закончилась Вторая мировая война, музей открыли вновь, потом сделали областным, затем снова переформатировали. А в 1968 году дед Темура — Илья Григорьевич Мироманов — открывал его в крайний раз.
— Мне тогда было девять лет, я был шебутной дворовый мальчишка, которого совсем не интересовал Чехов, — улыбаясь, вспоминает нынешний директор музея.
Мудрый дед мальчишку приближал к классику по миллиметру и делал это очень талантливо. То попросит внука подписать для друзей-чеховедов праздничные открытки, в которых перечислялись милые музейные подробности. То разрешит почти немыслимое: открыть витрину и прикоснуться к понравившемуся экспонату.

— Я даже носил чеховское пальто! — восклицает Темур.
Из Москвы прислали точную копию верхнего платья, в котором Антон Павлович приезжал в 1890 году на «каторжный» остров. Оно блестело новизной и никак не тянуло на музейный экспонат. Завернув рукава и полы, десятилетний Темур приводил большое пальто в реалистичный вид…

ТЕЛЕГРАММА С ЧЕРДАКА
Лето 1978 года. В Александровске-Сахалинском ломают здание старой почты, той самой, которая помнила шаги классика. Чердак векового здания был весь завален кипами пожелтевших бумаг. Рабочие лихо хватали пачки, перевязанные веревками, и бросали в костер. Одна из них рассыпалась, и работяга поднял старинный бланк телеграммы, на котором значилось: «Приехал. Здоров. Телеграфируйте. Сахалин. Чехов». Сегодня этот документ — один из самых дорогих экспонатов историко-мемориального комплекса «Чехов и Сахалин».
Судьба крутила Темура Мироманова в сложном вальсе жизни: после окончания школы он поступил на истфак Южно-Сахалинского пединститута. С первого курса подрабатывал таксистом. К учебе, по его признанию, относился «никак»:
— На багаже школьных знаний доехал до пятого курса, с которого меня благополучно отчислили за неуспеваемость.
Он отслужил в армии, потом несколько лет работал в геолого-разведочной партии. Этим «университетам» Темур безмерно благодарен и поныне.
— Я стал терпимым, научился понимать людей и принимать их такими, какие они есть.

Мироманов заочно окончил родной пединститут и был вполне доволен жизнью преподавателя истории одного из училищ Южно-Сахалинска.
После смерти деда музейный воз тянул отец Темура, который всячески старался вернуть сына на благородное поприще хранителей времени. И внук дал обещание на могиле деда, что попробует.
С той поры минуло больше четверти века.
— Да разве я догадывался, что это такая интересная работа и что она так затягивает?! Вы не представляете, какое это счастье, когда после твоего рассказа у человека уходит свинец из глаз, — восклицает Темур.
Он убежден, что Чехов во многом открыл для России Сахалин, который долго считался каторжным краем света.
— Не нужно делать из него святого. Он был земной человек, любил женщин и мог выпить водки. В чем-то ошибался, как большинство людей, — замечает Темур.

МИНИСТР И ПАМЯТНИКИ
Темур стал директором музея в 28 лет. С провинциальной простотой постучался в двери знаменитого скульптора Михаила Аникушина и убедил народного художника СССР изготовить памятник Чехову.
— Антон Павлович был невероятно худым. При росте 186 сантиметров он весил тогда всего 56 килограммов, — говорит Темур. — Скульптура очень достоверно передает образ писателя.
Памятник получился трехтонным. Для него академик Аникушин выхлопотал отдельный вагон.
Мироманову присуща невероятная сила убеждения. В конце 1980-х на остров при¬ехал министр культуры РСФСР Юрий Мелентьев. Пообщавшись с молодым директором чеховского музея, он велел к утру написать служебную записку — изложить план развития музейного комплекса «Чехов и Сахалин». В ту ночь Темур не сомкнул глаз, и к рассвету все его мысли были на бумаге. Вскоре их музей вошел в национальную программу «Наследие». Изменилось отношение власти к музею.
Сюда люди приходят целыми семьями, нередки и посетители издалека. Многие из них прилетают на Сахалин именно к Чехову.
— Наш музей для многих, кто любит Сахалин, является точкой притяжения, — убежденно говорит Темур Георгиевич.
Миромановы стали послами Чехова в далекой Германии. Известно, что первый заграничный памятник классику был поставлен через несколько лет после его кончины в немецком городке Баденвейлер.
Судьба бюста оказалась печальной, его изъяли на военные нужды в Первую мировую — Германии нужен был металл.
В 1990 году в центре Баденвейлера притормозил видавший виды советский грузовик, в кузове которого лежал бронзовый памятник Чехову. В кабине сидел небритый и уставший Темур Мироманов.
— Идея подарить памятник Чехову курортному городку принадлежала моему отцу. Об этой истории можно написать целую книгу, — вспоминает Темур Мироманов.

История памятника-подарка началась на Сахалине, к ней были причастны десятки людей, начиная с работников Краснодарского механического завода и заканчивая сотрудниками министерства культуры России.
Темур признается, что его любимый чеховский герой — отец Ираклий из книги «Остров Сахалин». В нем сочеталась святость и ситцевая простота жизни. Этот человек сказал Чехову: «Служишь, а тут бряцанье кандалов, шум, жар от котла. Тут “слава святей единосущней”, а рядом — “растакую твою…”».
Чеховед Мироманов, исколесивший пол-России, убежден, что самые отзывчивые люди остались на острове Сахалин. Вспоминает, как однажды меняли с напарником «уставшую» запчасть на авто. Им пришлось установить рукописный плакат с крупными буквами: «Спасибо, помощь не нужна!»
А мы говорим, край света…



КОМПЕТЕНТНО
Елена Реутская, член Общественной палаты РФ от Сахалинской области:
Темур Мироманов — надежный, преданный своему делу. Его уважают на Сахалине, а возглавляемый им музей — гордость нашего региона. В собрании нет ничего придуманного, там все правдиво, а оттого бесконечно ценно.

 

 

 


   
 
 

© «Центр поддержки отечественной словесности»

Rambler's Top100 Rambler's Top100