На главную страницу Написать нам

Новости премии
СМИ о премии

Литературные новости
Публикации

ДОМ БЕЗ ХОЗЯЙКИ: МУЗЕЙ ОКУДЖАВЫ ХОТЯТ ОМОЛОДИТЬ

Борис Войцеховский / «Вечерняя Москва», 12.05.2016

Создавшая Музей Булата Окуджавы в Переделкине вдова знаменитого поэта отказывается теперь переступать его порог. Ольга Владимировна обижена тем, что ее сняли с должности директора этого заведения.


Чтобы узнать, что происходит в доме Булата Шалвовича, корреспондент «ВМ» отправился в Переделкино...



Калитки шорох…
Неопределенно-землистого окраса дворовый пес с дурацкой кличкой Музей готов порвать цепь. Лая что есть собачьих сил на каждого, кто приближается к калитке, он, однако, крепко пристегнут к будке, а потому — безопасен.
Калитка распахнута и лишь слегка поскрипывает на легком ветру.
Вспоминается тут же, конечно, поэтическое...
Осенний холодок, пирог с грибами,
Калитки шорох и остывший чай.
...потому что — ну как иначе, если эти строки написал Булат Окуджава, и калитка эта его — окуджавовская, а за калиткой — Дом-музей поэта.
В нем теперь — неспокойно.
Что случилось? Да вот что: в середине апреля Дом-музей Булата Окуджавы был включен в состав Государственного литературного музея, а должность директора мемориального учреждения была сокращена.



Новая жизнь
«Присоединение Музея Окуджавы к Государственному литературному музею послужит новым стимулом для его развития в составе «музейного кластера» в Переделкине, куда входят дома-музеи Корнея Чуковского и Бориса Пастернака. В результате у музея появится больше возможностей для рекламы и привлечения посетителей, что позволит решить накопившиеся проблемы», — комментирует это решение Минкульт.
Все вроде бы логично — у трех домов-музеев будет теперь один директор, что выгодно и с экономической, и с практической точки зрения, но… Тут и начались баталии.
Музей Булата Шалвовича возник не на пустом месте. Именно в этом доме Окуджава вместе со своей женой Ольгой Владимировной провел последние десять лет жизни.
Здесь он написал семейные хроники «Упраздненный театр», удостоенные Букеровской премии...
— Я подарила стране этот музей, все, что там есть, передано мной, есть дарственная, — рассказывает теперь Ольга Арцимович (Окуджава). — Я в этом доме ни одной ночи не провела, никогда ничем не попользовалась.
Свои деньги добавляла, когда там прорвало трубу. Сколько сил и средств потрачено, чтобы удержать музей!



Воронье царство
В музее пахнет... Ну, как пахнет в обычном дачном доме.
Это — важно, потому что тут же отбивает ощущение, что ты в общественном месте.
Вот тахта, которую сколотил поэт, небрежно покрытая красным пледом. Вот стеллаж, тоже его рук дело: слегка косенький, но трогательный.
Вот колокольчики, к потолку на веревочках прикрепленные. А некоторые — на полке.
Один из них, говорят, уже сильно больному Окуджаве подарила соседка Белла. Белла Ахмадулина. Мол, позвонишь в него, я сразу и приду на подмогу.
Звонил ли в него поэт, так и осталось загадкой.
Зато теперь в него звонит Лидия Васильевна Кириллова, уже миллион лет служащая тут организатором экскурсий, — но уже не чтобы кого-то кликнуть, а так — для редких гостей. Вот и для меня потрясла. Причем, несмотря на свой преклонный возраст, так энергично, что за окном, судя по звуку, словно бы чтото упало.
— Это ворона, — объясняет Лидия Васильевна. — Она хромая. Я ее все время подкармливаю. Пусть в здравии живет, да и вы тоже! Я желаю здравия в ответ, потому как Лидии Васильевне оно явно очень нужно. Впрочем, здравие тут нужно всему: покосившейся ограде, стенам, задней калитке, забитой цинковым листом, старенькому мопедику у крыльца, псу Музею, указателю, одна половина которого исчезла в неизвестном направлении, а на другой можно прочитать загадочное — «узей улата джавы», и всему, всему, что еще бросается в глаза.



Смена курса
Состояние музея действительно оставляет желать лучшего. «Латать дыры» и выводить музей на новый уровень — теперь уже в составе Литмузея — было поручено Ирине Линденбаум, ранее работавшей заместителем Ольги Арцимович.
— При Ольге Владимировне музей был в некой стагнации, он говорил о времени Окуджавы языком того времени, — разъясняет ситуацию Линденбаум. — Мы будем строить свою работу таким образом, чтобы привлекать как можно больше молодежи и людей среднего возраста.
— Хотелось бы подчеркнуть несколько вещей, — рассказал «ВМ» и директор Литературного музея Дмитрий Бак. — Во-первых, создание «музейного кластера» в Переделкине не означает какого-либо прямого административного объединения расположенных там музеев. Создание кластера в данном случае означает совсем иное — согласованные экскурсионные и образовательные программы, внедрение единых билетов и т. д.



Не запирайте вашу дверь
Логика тут действительно налицо. Однако правд в этой истории несколько.
— Двери музея Булата для меня теперь закрыты, — резюмирует вдова Булата Шалвовича. И в этом чувствуется какая-то безысходность.
— Ольга Владимировна, увы, уже несколько недель не появляется в музее, хотя здесь осталось много ее вещей, — тяжело вздыхает экскурсовод и научный сотрудник музея — 86-летняя Нина Татиева. — Она уволена из-за каких-то совершенно глупых обвинений в финансовых нарушениях.
Мне, однако, кажется, что дело совсем не в этом, а в том, что нас просто кто-то сильно невзлюбил. Все ведь один к одному. В культурном центре «Дом Булата Окуджавы на Арбате» новой заведующей — Ириной Линденбаум — уволена сотрудница, занимавшаяся архивом Булата Шалвовича.
Внезапно отменен проходивший у нас каждый год при поддержке канала «Культура» концерт, посвященный дню рождения Булата… Настроение у нас соответствующее.
Добавлю от себя: я очень жду, что Ольга к нам вернется…



Постскриптум
Нынче я живу отшельником
Меж осинником и ельником,
Сын безделья и труда.
И мои телохранители —
Не друзья и не родители —
Солнце, воздух и вода.
Это ведь Булат Шалвович как раз про здешние места писал когда-то. Печально: осинник и ельник на месте, как и солнце с воздухом и водой. Не хранят они только Музей Окуджавы совершенно. Плохие они телохранители. А кто хранит? Да вот — пошатывающаяся Лидия Васильевна, старенькая Нина Николаевна, хромая ворона и древний пес.
Впрочем, как знать, куда еще вывернет вся эта история…

 

 

 


   
 
 

© «Центр поддержки отечественной словесности»

Rambler's Top100 Rambler's Top100