На главную страницу Написать нам

Новости премии
СМИ о премии

Литературные новости
Публикации

КИЕВСКИЙ «ЛАВР». ИНТЕРВЬЮ С УКРАИНСКИМ ИЗДАТЕЛЕМ

Галина Любчич, Михаил Визель / Год литературы-2016, 26.05.2016

Издательство «Laurus» появилось в Киеве в 2011 году. Оно работает по принципу «лучше меньше да лучше». За пять лет деятельности его логотипом оказалось украшено не так уж много книг, но все они заслуживают внимания: от «Страниц для Ольги» чешского интеллектуала и политика Вацлава Гавела до культового шедевра итальянского дизайнера Луиджи Серафини Codex Seraphinianus. При этом часть каталога «Лавра» (именно так переводится с английского название издательства) составляют авторские сборники современных русских поэтов: Рубинштейна, Чухонцева, Кибирова… С них мы и начали разговор с приехавшей в Москву Галиной Любчич, занимающей в издательстве должность «руководителя проектов».



Зачем издавать в Киеве стихи московских поэтов?

Галина Любчич: Хороший вопрос! Зачем это делать? Наверное, потому что Киев крайне поэтический город. У нас невероятное количество поэтических тусовок, начиная от молодых ребят, которые только-только стали на этот нелегкий путь, заканчивая маститыми поэтами. На поэтические вечера собираются толпы молодых или зрелых людей, в зависимости от выступающих.
Кроме того, одинаково популярны поэты из разных стран. Когда мы презентовали нашу серию «Числа» во Львове (читали Сергей Жадан и Лев Рубинштейн), молодежь в зале одинаково хорошо была знакома с творчеством выступающих. К поэзии совершенно невероятное отношение в Киеве. Я не могу сказать про всю страну, потому что я не была в каждом городе, не могу гарантировать одинакового успеха, но поэтические вечера во Львове и Киеве собирают бешеные залы. Просто забиты театры, люди висят на каких-то решетках, это невероятно популярно, востребовано.


Я потому спрашиваю, что у нас так повелось: в Москве издают поэтов московских, в Питере издают поэтов питерских. И не дай Бог, питерский поэт сунется в московское издательство.

Галина Любчич: К нам вообще нельзя «сунуться», мы сами решаем, что мы издаем. Главная задача — книга должна быть хорошая. И как только она кажется нам достойной того, чтобы сто лет спустя нам за нее не было стыдно, даже на том свете, мы ее издаем.

Мне приходилось брать интервью у издателя из Владивостока, приходилось брать интервью у русского издателя из Эстонии. Понятно, что Владивосток — это далекая окраина, но внутри России; Эстония, Таллин, вроде бы не так далеко от Петербурга, но понятно, что это некий анклав, замкнутая территория русской поэзии внутри совершенно другой страны. Как себя чувствуете вы?


Галина Любчич: Не чувствуем себя никаким анклавом. Мы общаемся со всеми языковыми группами. У нас выходит много двуязычных книг. Традиционно сборники статей мы публикуем на языке оригинала. Если там есть польский, то это польский, если английский, это будет английский. Мы легко относимся к этому. И потом, Киев — русскоязычный город, что бы там ни рассказывали, конечно, сейчас украинский звучат чаще и лучше, то есть качественней стал язык, но это все равно город русского языка. Мы издаем книгу на русском языке, украинском, переводим с английского или со шведского, только если книга хороша.
________________________________________
Язык — не главное, главное — содержание, чтобы это было хорошо написано. Это наш главный критерий, поэтому мы себя ни в коем случае не чувствуем анклавом.
________________________________________
У нас русскоязычные поэты не менее популярны, чем украиноязычные, да и книги и на русском, и на украинском продаются одинаково хорошо.

Как у вас соотносится один язык с другим в смысле наполнения издательского портфеля?

Галина Любчич: Не могу сказать. Сейчас, наверное, мы издали больше украиноязычных книг. Если говорить о портфеле годичной давности, было больше русскоязычных книг. Это зависит от качества текстов, которые к нам приходят, и все.
Есть ли сейчас какой-то поэтический, литературный всплеск на Украине?
________________________________________
Галина Любчич: Накал интереса к поэзии не падал, литературный — я бы не сказала, что это всплеск.
Нет, все ровно, в апреле в Киеве проходит «Книжный Арсенал», в этом году мы видели наших коллег-издателей, у них выходят замечательные книги, как и прежде, очень много переводной литературы появилось, много приобретается прав для издания на украинском. Очень много нон-фикшн. Он сейчас вызывает больший интерес, чем художественная литература.


Ваша печатная продукция представлена в московских, петербургских магазинах. Что больше востребовано дома, что больше расходится на экспорт?

Галина Любчич: Я могу точно сказать, что у нас есть книга, которая здесь популярнее в разы, — это сборник рассказов Тэффи. В России намного выше интерес, чем у нас. Такая же книга, результат работы с архивами Любови Хазан (в книгу вошли ранее не публиковавшиеся рассказы Виктора Некрасова), одинаково продаются и в России, и в Украине. Я не знаю, почему Тэффи в Киеве меньше интересна, чем здесь, у меня нет ответа на этот вопрос.
________________________________________
Другой пример — сборник Льва Рубинштейна, мне сообщили, еще продается в московских магазинах. В Киеве его уже нет. Всё, мы продали тираж!
________________________________________
Последний вопрос, с которого следовало бы начинать: почему, собственно, «Laurus»?
Галина Любчич: Потому что директор нашего издательства, его идеолог и основатель, гордо носит фамилию своего отца, Владимира Лаврова, литературного критика из Питера, она сама родилась и выросла в Питере, вышла замуж и поэтому переехала на Украину. Вот таким образом она и увековечила свою фамилию.

 

 

 


   
 
 

© «Центр поддержки отечественной словесности»

Rambler's Top100 Rambler's Top100