На главную страницу Написать нам

Новости премии
СМИ о премии

Литературные новости
Публикации

ВИДЫ НА ВОЛОГДУ

Андрей Васянин / «Российская газета», 06.07.2016

В столице русских кружев и резных палисадов обозреватель «РГ» Дмитрий Шеваров провел детство. С тех пор он «заболел» Вологдой и, став журналистом, не устает писать о ней. В только что вышедшей книге «Вологодская тетрадь» Дмитрий собрал очерки о любимом городе, домашнем и уютном, о людях, живших и живущих в нем, делающих его таким. Чтобы сверить написанное с реальностью, мы выехали в Вологду вместе с автором «Вологодской тетради».




Бегом через Золотуху

"Привет, Вологда, я целую тебя в лопухи!"

Лопухов в овраге, где течет Золотуха, сейчас не меньше, чем в Димины детские 1970-е годы. Мост через речку, по которому автор бегал в школу, уже железобетонный, а когда-то сквозь щели в досках мальчишки наблюдали, как внизу несется и бурлит по весне река. Этот мостик и сейчас зовут Утиным - птицы и зимой все время греются в теплой воде Золотухи. А ведь это почти центр города...

- Я застал Вологду травяной, "деревянной", больше сельской, чем городской, - говорит Дмитрий. Почти такой же застали ее и мы. Это по-прежнему город, в своей исторической части, в центре, соразмерный человеку: на тебя тут не "давят" стекло, бетон и пластик, а если они и встречаются на тихих и зеленых центральных улицах, то очень часто - за теми самыми резными палисадами, оформленные в двух-, трехэтажные дома с мансардами, висящими над крыльцом на столбах. Это, нам объяснили, вологодский градостроительный стандарт, соблюдения которого требуют от застройщиков - и там, где он соблюдается, невологжанину не отличить памятник архитектуры от "новодела".

Автор "Вологодской тетради" разницу видит и от современных палисадов отворачивается. Его можно понять. Ведь та самая, настоящая, деревянная, с резными узорами на углах фасадов Вологда, рядом с которой ощущаешь себя в позапрошлом веке, понемногу ветшает. Дома с табличками, сообщающими о том, что перед нами "памятник", стоят иной раз пустыми, с косыми крыльцами, облупившейся краской или - в лесах...

"Промчавшись по коридору и ворвавшись в класс, Сашка с криком "Ура-а!" выставил в окно швабру с надетым на нее, как флаг, серым пиджачком... А тот - соскользнул с древка и, обреченно порхая, улетел на улицу!" Это рассказ "Мурашкина монета" из "Вологодской тетради", а сейчас мы идем с Дмитрием по тому самому коридору школы N 8, светлому и широкому: в середине 1930-х школы строили так, чтобы с началом войны их можно было быстро переоборудовать в госпитали. Вот и окно, у которого первоклассники Саша Мурашкин и Дима Шеваров в 1969-м году играли во взятие Рейхстага. Дмитрий открывает мне секрет: в жизни у Саши фамилия не Мурашкин, но похожая по звучанию.

- Не хотелось беспокоить своими субъективными воспоминаниями одноклассника, он давно стал известным врачом-хирургом...

Сейчас в первом классе 8-й вологодской школы - 35 учеников, и это очень много, но на фотографии Диминого класса в "Вологодской тетради" их 42! Как с ними справлялась учительница Юлия Николаевна, какие проделки ребят ей приходилось расхлебывать, кем стали неугомонные мальчишки в серых пиджачках - этому посвящены, пожалуй, самые смешные и светлые страницы книги.

В Вологде некуда торопиться. От школы минут пять пешком - и мы уже возле трехэтажного дома на углу Жданова и Менжинского (сегодня Чехова и Предтеченской), где Дима жил с дедом и бабушкой. Минут за десять, не спеша, как и мы сейчас, они с дедом доходили от дома до катка на "Динамо". Гораздо быстрее будущий прозаик добегал до своей первой библиотеки в ДК железнодорожников, где его с порога "обдавал встречавшийся только в сельских библиотеках свежий запах только что вымытых досок и новеньких, "умытых" книг".

Сегодня построенный в 1920-х Дворец культуры (да, дворец - под высоким куполом, с фигурными подсвечниками над входом и огромными арочными окнами) закрыт в ожидании обещанной модернизации. В небольшом тополином парке рядом, где по выходным на танцверанде звучал оркестр ("представляешь, в городе было не меньше 25 оркестров, на каждой площадке - свой!") и был небольшой пруд, давно нет никакой эстрады, да и на месте пруда - те же лопухи.

Ударники труда

- Астафьев у себя в Красноярске повесил картину с этим видом, сюда выходили окна его кабинета, - мы с Димой в тихом дворе по Ленинградской, 26: липы, пара скамеек, поодаль заброшенный, как и сорок лет назад, храм. - Художник там изобразил даже веревку с сохнущими штанишками Андрея, сына Виктора Петровича. Писатель уехал из Вологды на родину, в Сибирь, а вот Андрей верен Северу, он реставрирует иконопись...

Виктор Астафьев, написавший в этом доме "Царь-рыбу", "Пастуха и пастушку", - один из героев шеваровской книги, как и Николай Рубцов, Александр Яшин, Василий Белов, Сергей Орлов, композитор Валерий Гаврилин и другие великие вологжане. А рядом с ними в книге - юный педиатр Эдуард Дюков, в свои студенческие каникулы ездивший с друзьями в самые глухие уголки Вологодчины обследовать и лечить детей, воин-интернационалист и поэт Михаил Замуракин, закрывавший друзей от пуль душманов в афганских горах, священник Ярослав Шипов, руководитель духового оркестра ДК железнодорожников Марк Ципкус... Нехитрые жизненные истории еще многих и многих вологодских праведников и тружеников, знаменитых и не очень, и в большинстве своем не доживших до выхода книги, Дмитрий с любовью и грустью о невозвратном выписал для нас в свою "Вологодскую тетрадь".

...А это тоже Вологда - Завокзальный район, ряды хрущевок и никакой тебе резьбы по дереву. В одном из этих домов живет Галина Николаевна Мальцева, Галя, одна из любимых героинь Шеварова - несколько лет пенсионерка, а до этого пряха, проводница, рабочая на молзаводе, единственная женщина в инструментальном цеху, передовая станочница, поставившая на ноги многих учеников, из орденов заработавшая только значок "Ударника коммунистического труда"...

Мы с Димой печалимся о старой деревянной Вологде, на что Галя, разливая чай, спокойно говорит:

- Жить в деревянном? Я-то нажилась! В теплушку, где одеяло зимой примерзает к стенке, мама меня привезла годовалой. Выросла, на стройку устроилась - спали на полатях, четверо вверху, четверо внизу, буржуйка топится, а от нее тепла-то! Тут тогда одни бараки стояли в чистом поле, три квартиры тут с подселением сменила, пока эту не дали...

В "этой" квартире она в свое время сама остеклила свой маленький балкончик, перебрала паркет, а сегодня здоровья хватает только на то, чтобы ходить в магазин, выхаживать больных кошек (которых ей подбрасывают, зная, что не оставит в беде), да ухаживать за пятью своими котами. Галина Николаевна вышла проводить нас во двор, и мы поразились тому, что все до одного проходившие мимо здоровались с ней. И подумалось: вряд ли в Москве, во дворе, где живет какой-нибудь "медийный" человек, его так радостно приветствуют и старики, и первоклассники.

Галя, кстати, оказалась единственным человеком из встреченных нами за несколько дней в Вологде, который слова "город" и "холод" говорит так же, как пишет - окая истинно по-вологодски.

Вологодское вдохновение

- Мы все грустим по уходящему, но городу нужно развиваться, - говорил после презентации "Вологодской тетради" в областной библиотеке имени Бабушкина один из ее героев, вологодский археолог Игорь Кукушкин, в прошлом году нашедший в центре города берестяную грамоту начала XIV века. - А нашу грусть компенсировать новыми, радостными событиями.

...В дни, когда мы были в столице области, тут бурлил традиционный, уже третий по счету фестиваль "Голос ремесел", ставший в этом году международным. Вокруг Кремля, на Соборной площади, вдоль набережной реки Вологды кузнецы раздували в переносных кузнях огонь, дефилировали юные вологжанки в модельных платьях из чистого льна и в народных костюмах, воспроизведенных с точностью до нитки. На глазах у зрителей мастерицы плели на станках ковровые дорожки, мастера одним топором вытачивали тонкие силуэты маленьких игрушек, мальчишки учились собирать из колец кольчуги, с двух сцен звучал этно-рок и частушки.

В этом году фестивальная программа, прежде еле умещавшаяся и в 4 дня, пополнилась конкурсом национальной кухни "Посидим. Поедим", конкурсом резных палисадов "Заборно", народным конкурсом "Да! Борода!", в Вологду, кроме российских умельцев, приехали мастера из Сербии, Германии, Франции, Белоруссии, Узбекистана.

Фестиваль все годы делает команда молодых вологодских креативщиков во главе с режиссером и продюсером, художественным руководителем Центра ремесел "Резной палисад" и кинокомпании "Новая идея" Снежаной Малашиной.

- Мы собрали в один проект все ремесла и не ограничились только ярмаркой или только конкурсом, а дали мастерам возможность и заработать, и предоставить свои работы на суд компетентных жюри, в которые входят профессора Русского этнографического музея, Строгановки, Мухинского училища, - говорит Снежана. - Национальные традиции сегодня - актуальный тренд, интересный молодежи.

Главный художник фестиваля, автор его логотипа, выпускник Вологодского технического университета по кафедре архитектуры 30-летний Михаил Приемышев уже несколько лет при поддержке администрации города проводит в Вологде Фестиваль креативной урбанистики, в мастерских которого идут мастер-классы по средовому дизайну, рекламному плакату, столярным индустриям и не только. Приемышев одержим идеей говорить о старинной Вологде языком современной архитектуры - и недавно идея нашла воплощение в проекте "Модульная ярмарка", взявшем престижную премию в области деревянной архитектуры и дизайна АРХИWOOD.

- Вологодская среда гармонична и уникально камерна, я много езжу по стране и вижу, что нигде почти нет такого плотного сочетания деревянной и каменной архитектуры, - говорит Михаил, член архитектурно-градостроительного совета Вологды. - Поэтому я не хочу никуда уезжать, хотя мне много раз предлагали. Вдохновения хватает и тут.

Кстати
Площадь в центре Вологды, где находится здание правительства области, в 2004-м была названа именем Анатолия Дрыгина - первого секретаря Вологодского обкома КПСС. В Вологде Дрыгина помнят в связи не только с экономическими, но и с культурными успехами области. Именно в годы его руководства в литературной критике утвердилось понятие "вологодской школы".

Дрыгин лично встречал на вокзале Виктора Астафьева, где сразу вручил ему ключи от своей бывшей квартиры на Ленинградской улице. В квартиру в обкомовском доме на Октябрьской въехал Василий Белов (недавно там открылся его музей). Вологодскую писательскую организацию в те годы усилили Иван Полуянов, Анатолий Гусев, Сергей Алексеев, Ольга Фокина из Архангельска. Поэт Сергей Викулов вспоминал: "Мы с Олей сидели в кабинете "первого", и он, сняв трубку, распоряжался: "Я тут беседую с молодой и хорошей поэтессой Ольгой Фокиной, она решила жить и работать в Вологде. Поселите же ее пока в общежитии партшколы, а через месяц подберите квартиру. Все!"

Справка
Книга Дмитрия Шеварова вышла в вологодском издательстве "Древности Севера" - уникальном, не побоимся этого слова. Оно было создано больше двадцати лет назад, издало за это время многие десятки фундаментальных научных трудов, научно-популярных книг, учебников, культурологических изданий, посвященных истории и культуре Вологды и Русского Севера. Уникальность же "Древностям...", возглавляемым Мариной Васильевой и Александром Суворовым, придает одно из главных направлений деятельности издательства: археологические исследования (так и записано в учредительных документах!). Сотрудники издательства ведут научную обработку и подготовку к музейному хранению археологических коллекций, участвуют в экспедициях в Вологодской и Архангельской областях, в Республике Армения и в Санкт-Петербурге рука об руку с Институтом археологии РАН, музеями-заповедниками Вологды, Кириллова и Великого Устюга.

Сейчас в ряд достижений издательства (http://drevnostisevera.ru/) встал и "Вологодский дневник" Дмитрия Шеварова - книга, на создание которой ушло несколько лет по-настоящему творческой работы сотрудников "Древностей Севера". В подборе иллюстраций к рассказам и очеркам нашего коллеги участвовали сотрудники Государственного архива Вологодской области, Вологодского музея-заповедника и музея истории Педагогического института. Тираж книги даже по столичным меркам немаленький: 2 тысячи экземпляров.

Алмаз в серебряном ожерелье
В Вологде и области в этом году ожидают 3 миллиона туристов.

В прошлом году туристов на Вологодчине стало больше на 10%, в 2016-м, как сообщает отдел туризма городской администрации, их станет больше еще на 20%. В этом году тут ожидают свыше 3 млн. гостей. Область входит в национальный маршрут "Серебряное ожерелье России", объединяющий исторические центры Северо-Запада. Самые популярные города области у туристов - Вологда, Кириллов, Череповец и Великий Устюг.

 

 

 


   
 
 

© «Центр поддержки отечественной словесности»

Rambler's Top100 Rambler's Top100