На главную страницу Написать нам

Новости премии
СМИ о премии

Литературные новости
Публикации

ДЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА НА ЯЗЫКАХ РОССИИ

Кирилл Захаров, Андрей Васянин, при участии Михаила Визеля / Год литературы-2016, 15.07.2016

Литературный критик и библиограф Кирилл Захаров вместе с татарским поэтом и переводчиком Алией Каримовой назначен ответственным редактором антологии современной детской литературы народов России. Антология, как известно, должна выйти в свет в первой половине следующего года в рамках Программы поддержки национальных литератур народов России. В апреле были определены сроки подготовки и издания трех антологий — современной поэзии, прозы и детской литературы народов России.
Как ответственный за детскую литературу оценивает объем своей будущей работы? Как, на его профессиональный взгляд, сейчас обстоят дела с переводами книг писателей народов России и, в частности, книг для детей, на русский? Эти и другие темы стали предметом нашего разговора с Кириллом Захаровым.



— Кризис с переводами литератур народов России назревал давно, — говорит Кирилл. — Собственно, и восприятие детской литературы вообще за эти годы изменилось. Рубеж 80—90-х стал последним большим всплеском массового читательского интереса к ней, в нашей словесности тогда обрели звучание имена Андрея Усачева, Сергея Седова и их ровесников-писателей. А потом любопытство стало понемногу угасать, и детской литературой стали больше интересоваться лишь те, кто ею по-настоящему увлечен, либо всерьез, уже профессионально, ее читает. Рядовой же читатель, которого мы встретим на улице, вспомнит из «новых» детских писателей, скажем, того же Усачева.


А как обстоит дело с литературой на национальных языках?

Кирилл Захаров: В последние десятилетия видны только островки и всплески, а в остальном — пустыня. Да, выходили, скажем, сборники армянских сказок; ИД «Марджани», например, национальные сказки издает — но в целом никто и давно не предпринимал усилий по изданию чего-то похожего на антологии, даже просто каких-то сборников. Те же народные сказки издательства не так уж охотно выпускают, а если выпускают, то это переиздания советских книг, как недавняя серия издательства «Дельфин». Словом, появление такого тома назрело.

И как же должна строиться ваша работа в этих условиях?

Кирилл Захаров: Пока она на начальном этапе, и я могу обрисовать все только в общих чертах: произведения, изданные с 1991 года, будут отбираться уже сформированными региональными редакционными советами. Антология детской литературы будет включать и прозу и поэзию. И, конечно, там будут иллюстрации, ведь детская книжка — почти всегда работа и писателя, и художника. Мне, например, будет очень интересно посмотреть на иллюстрации, рожденные сегодня в одном контексте с произведением, соотнести их с работой иллюстраторов чуть более известных.

Как вы намерены вы отбирать авторов?

Кирилл Захаров: Это все сейчас решается через редсоветы на местах. Регионы выбирают и собирают произведения, переводят их, а наша роль — координационная, мы будем контактировать с переводчиками и редакторами, погружаться в тексты…

Рассматриваете ли вы возможность включения в готовящуюся антологию произведений достаточно высокого уровня, имеющих явно выраженный национальный колорит, но написанных на русском языке?

Кирилл Захаров: У проекта есть формат и задачи, выйти за рамки которых будет довольно трудно, да и не нужно. Цитирую: «Антология современной детской литературы народов России будет включать в себя художественные переводы на русский язык поэтических и прозаических произведений (в том числе авторских переложений фольклора), написанных для детей до 12 лет на языках народов России…»
Почти всегда важно обозначить какие-то рамки, иначе работа грозит затянуться до бесконечности. Возможно, тексты, рассчитанные на более старший возраст, написанные именно на русском (и наполненные при этом национальным колоритом), будут включены в одну из будущих антологий, это будет следующий шаг. Но для начала необходимо сделать первый.

Кто же будет переводить? В положении об антологии прямо подчеркивается, что перевод должен быть высококвалифицированным…

Кирилл Захаров: Вопрос с исполнителями этой высококвалифицированной работы тоже пока решается — возможно, это будут и местные кадры. Очень важно ввести в читательский контекст не все равно какие произведения, лишь бы они были опубликованы, а дать всероссийскому читателю тексты достойные. Просто ситуация с переводами с национальных литератур сложилась такая, что мы, честно говоря, рады были бы всему. И приступая к работе, надо просто увидеть, что творится-пишется на языках регионов. При этом, безусловно, мы проведем детальный анализ того, с чем предстоит работать.

А вы, как человек несколько лет занимающийся детской литературой, знаете ли в регионах авторов, чьи произведения настолько хороши, что просто требуют распространения по всей России?

Кирилл Захаров: Ожидаемый вопрос. Уже несколько лет занимаюсь детской литературой, но имен, что вопиют, требуя перевода, скажем, с марийского или дагестанского просто не знаю. Имена, что приходят на ум, это опять имена из советского времени — Расул Гамзатов, Мустай Карим, Сильва Капутикян… Я уже говорил, что среднестатистический читатель, не очень интересующийся детской литературой, придя в магазин, купит ребенку Маршака и Чуковского, в лучшем случае — Усачева. Профессионал в детской литературе или увлеченный, следящий за литературным процессом, читатель не в восторге от такой ситуации, и ему приходится в сотый раз проговаривать, объяснять окружающим, что детская литература в России есть — посмотрите, какая разнообразная!

А в случае с литературой региональной?

Кирилл Захаров: А тут даже профессионал, думаю, сходу не вспомнит имени, срочно требующего выхода на всероссийский уровень. Я вспоминаю в таких случаях книжку «Убыр» Шамиля Идиатуллина (он выпустил ее под псевдонимом Наиль Измайлов) — увы, не годящейся для нашей антологии. Она была написана не по-татарски, а по-русски, и для более старших ребят — у нас граница 12 лет, а «Убыр» человеку в 12 читать не стоит, это жесткий фантастический роман. Там есть отчетливый фольклорный колорит, есть и чудовище из татарских легенд Убыр, но это, боюсь, единственный — пока, возможно! — известный мне по-настоящему серьезный текст, основанный на национальном колорите. Есть еще Светлана Лаврова и ее тексты, написанные на основе коми-пермяцкого фольклора. Они очень интересны — но опять же написаны по-русски.

Вы работаете в «Библиогиде» – и назовёте мне только два этих имени?

Кирилл Захаров: Да, мы еще умудряемся по сто наименований каждый квартал описывать для онлайн-каталога «Детям и о детях», и я участвую в экспертном совете Конкурса на лучшее произведение для детей и юношества «Книгуру». И вспомнить что-то действительно заметное в этом потоке — не могу!

Но зато, наверное, чем глубже вы погружаетесь в тему…

Кирилл Захаров: …тем больше понимаю, сколько предстоит увидеть и понять, сколько ждет открытий. Тексты, основанные на национальном фольклоре, конечно, встречались, в общем потоке того же конкурса «Книгуру», к примеру. Были среди них по-своему интересные, но уровень их, к сожалению, редко соответствовал конкурсному. «Убыр», а это уже очень достойный текст, к счастью, взял в 2012 году Крапивинскую премию, хотя его появление было в чем-то очень неожиданным. Ведь когда оглядываешься на издания на русском текстов писателей бывших союзных республик, из заметных в первую очередь вспоминаешь все те же советские книги. С момента их выхода в этой сфере ничего по-настоящему не поменялось.

Что ж, тем, наверное, интереснее будет ваша работа, сулящая, надеюсь, много открытий.

 

 

 


   
 
 

© «Центр поддержки отечественной словесности»

Rambler's Top100 Rambler's Top100