На главную страницу Написать нам

Новости премии
СМИ о премии

Литературные новости
Публикации

«НИКТО НЕ УШЕЛ НАВСЕГДА...»

Дмитрий Шеваров / «Российская газета», 11.08.2016

В нашей летней почте встретились два поминальных письма. Они открывают нам два имени, которые мы теперь уже не забудем: Елена Рощина и Ольга Подъёмщикова. Они не знали друг друга, но были сестрами по судьбе. В эпоху слабых мужчин Оля и Лена явили свое гражданское бесстрашие в журналистике, а русской поэзии оставили не только свою ласковость и нежность, но и раннюю горечь мыслей, дочернюю глубину сопереживания родной стране.
27 лет было Елене, 39 - Ольге...


Планета по имени Лена

Так здорово, что ваша рубрика не только открывает новые имена и вспоминает классиков, но и напоминает о талантах, которые по каким-то причинам оказались забытыми. Я хотела бы напомнить о судьбе безвременно ушедшей из жизни (ее застрелили бандиты 18 июля 1994 года) девушки из города Родники Ивановской области журналиста и студентки ВГИКа Елены Рощиной. В эти дни ей исполнилось бы 50 лет. Она родилась 24 июля 1966 года. Родители - Олег Алексеевич и Наталья Семеновна. Мама Елены, окончив Ивановское педучилище, работала какое-то время в Алтайском крае, учила детей, сотрудничала в газетах, писала стихи и рассказы. Переехав по семейным обстоятельствам на родину в Вичугу, работала учителем в Старо-Гольчихинской школе.

Елена выросла глубоким и серьезным человеком. Многие ее мысли актуальны и сегодня, когда нет покоя в мире и льется кровь. Жаль, что редко и небольшим тиражом издаются ее произведения. Сборник Елены "Воздух любви и одиночества" вышел в прошлом году тиражом всего 800 экземпляров. Ее "Избранное", изданное двадцать лет назад, сегодня уже и не достать. И вот что еще: ученые Крымской астрофизической обсерватории супруги Черных, работающие над изучением малых планет, одну из них назвали именем Roschina - в память о Елене.

Я старалась постигнуть

слепую науку добра

у хранителей сказок

и теплого черного хлеба...

Э. Жданова, Иваново


Из стихов Елены Рощиной

О, не Лицей вас выпестовал, мальчики,

Не бредили Багратионом вы,

Иное время, как состав из Нальчика,

Проскрежетало вестником беды.

Все шпаги и плащи забыты в омуте,

В стаканах пахнет хлоркой спитый чай,

В прокуренной, как тамбур, тесной

комнате

Вопросы ваши стары, как пищаль.

За них вставали вы в каре у Зимнего,

От них ломала лед в Неве картечь,

И стягивала шеи вам змеиная

Чиновников напыщенная речь.

Цикута одиночества и мудрости

Еще не в ваших чашах. Далеко

Корабль делосский жертвенный,

и юности

Расправлено победное крыло.

Так дерзки вы и шумны в пору бражничеств,

Но темным, длинным пологом ресниц

Сокрыты тупики бессонных

странничеств,

Кочевья мыслей, словно стаи птиц.

Они взлетают над газетной лажею,

И под крылом у них века, как сны,

В которых под старинными

лепажами

Живой мишенью вновь стоите вы.

* * *

Ночью на окнах растает слюда,

Медленно, сонно напишет перо:

В мире никто не ушел навсегда,

И бесконечно, и щедро добро.

Не было атома бедствий, разлук,

Не иссякала река Бытия,

Мужеством - в ковшике сомкнутых рук

Да утолятся печали твоя...



Последняя декабристка

Дмитрий!

В эти дни родные, друзья и читатели вспоминают трагически погибшую шестнадцать лет назад тульскую журналистку и поэтессу Ольгу Подъёмщикову. 3 августа ей исполнилось бы 55 лет.
Посмертно в 2001 году в Туле вышло собрание ее стихотворений "...Явись мне отблеском мгновенным". Это единственное издание, дающее представление о ее творческом даре. Составителями этой книги стали последний муж Оли - поэт Андрей Коровин и лучшая подруга Юлия Архангельская. Вот что пишет Андрей: "Ольга родилась в Туле в семье с дворянской родословной. Ее деда со стороны матери, Георгия Гузеева, готовил к поступлению в институт Лев Толстой. Дед со стороны отца был главным архитектором Тулы. Юной студенткой Ольга влюбилась в поэта Сергея Белозерова и поехала за ним в ссылку на станцию Зима Иркутской области. Словно бы оправдывая прозвище "последняя декабристка", Ольга впоследствии активно участвовала в правозащитном движении..."

Помимо работы в тульских газетах, Оля была экскурсоводом в Ясной Поляне, воспитателем в московском профтехучилище, ведущей на телевидении, создала журнал "Тульские епархиальные ведомости" и была его первым редактором.

В посмертной ее книге, об Ольге сказано: "В ее архиве остались сотни стихов, повесть "Зима", сотни ее статей разбросаны по страницам периодических изданий. Журналистика была для нее всем - жизнью, любовью... Мало кто знал о ее удивительном поэтическом даре. Мало кто знал о внутреннем надрыве, на котором она жила". Этот надрыв был связан и с тем, что дочь Анечка родилась в далекой Сибири тяжелобольной, не могла ходить и говорить, и все десять лет ее короткой жизни Оля безуспешно пыталась ее вылечить, отдавая дочери всю силу своей любви...

Мне посчастливилось короткое время знать Ольгу Подъемщикову. Наши редкие встречи, наши письма, стихотворения, присланные мне в этих письмах, стали частью моей книги "...И во дни печали не забуди обо мне", вышедшей недавно в Курске.

Сергей Малютин, Курск



Из стихов Ольги Подъемщиковой

Был дом. Была мама.

Был запрет возвращаться домой поздно.

А над домом прямо, над крышей прямо,

висели гроздьями звёзды -

тяжёлые, белые, как яблоки недозрелые.

И стучали по крыше, чтобы кто-нибудь

вышел

и загадал желание. Зная заранее,

что желаний у нас мало -

их исполняет мама.

Я всегда одного и того же желала:

чтобы мама не умирала,

чтобы жизнь в нашей жизни совсем ничего

не меняла -

разве этого мало?

А потом я еще желание загадала:

чтобы можно было домой возвращаться

поздно.

Если б я знала,

что только его и исполнят звёзды!

1980

 

 

 


   
 
 

© «Центр поддержки отечественной словесности»

Rambler's Top100 Rambler's Top100