На главную страницу Написать нам

Новости премии
СМИ о премии

Литературные новости
Публикации

СОВЕТ ПЛЕМЕНИ: КЛАССЫ «ГАЗЕЛЬ», «ЗЕБРА», «ЛЕВ» И ДРУГИЕ ОСОБЕННОСТИ АФРИКАНСКОГО ОБЩЕСТВА

Кирилл Бабаев, Александра Архангельская / T&P, 27.09.2016

«Все они ведут образ жизни, который не имеет никакого порядка и никакого смысла».
Лев Африканский



Для того чтобы понять, как функционирует традиционное общество, как мыслит живущий в нем человек, важно помнить главное: человек здесь никогда не бывает один. Понятия индивидуальности в том смысле, как мы привыкли ее воспринимать, здесь не существует. Традиционный африканец рождается, проводит жизнь и умирает как часть системы рода или общины, которые регулируют практически все аспекты его жизнедеятельности. Община действует как коллективный разум, и ее основная функция состоит в том, чтобы бережно охранять вековые традиции, обеспечивать их стабильность, преемственность и незыблемость.

Подобная организация характерна для традиционных обществ во всем мире и еще не так давно была вполне обычным явлением в России, где сто лет назад сельские общины жили тем же коллективным разумом. В непростых условиях традиционного хозяйства человеку невозможно было выжить в одиночестве — он оставался практически беззащитен перед силами природы без помощи со стороны родичей или соседей, будь то в охоте, обработке земли или скотоводстве. Однако со временем общество научилось регулировать природу вокруг себя, и человек получил право на частную собственность и возможность определять свою жизнь более или менее самостоятельно, как делаем это мы в странах Европы. Но в современной Африке индивидуализм — одно из важнейших свойств европейской цивилизации — пока проигрывает традиционному укладу не только в деревне, но даже в крупных городах.

Любой африканец знает: его община всегда поможет и всегда подскажет правильный путь. Она защитит того, кому угрожает опасность, отомстит за своего члена, уладит его споры с родственниками и коллегами, поможет ему в постройке дома, организации свадьбы или похорон. Она одолжит денег, похлопочет за него перед органами правопорядка, найдет ему жену. Если он заболеет, община будет обрабатывать его участок плантации, а если умрет, позаботится о его вдове и детях. Ведь общиной руководят не только мудрые старейшины, но и вещие духи предков. Именно поэтому она воспитывает каждого из своих новых членов в духе солидарности, взаимопомощи и железной дисциплины.


Род, группа, каста

Тем не менее устройство общины и принципы, по которым она существует, по всему континенту различаются весьма сильно. Наиболее архаичной структурой, как полагают ученые, является устройство общества по принципу генетического рода. Самые главные отношения здесь — отношения родства между членами группы. Соответственно авторитет и власть сосредоточены в руках отца семейства или старших родичей, а все члены общины делятся на «старшие» и «младшие» ветви, создавая незыблемую иерархию. Родовые отношения характерны для небольших групп людей, живущих изолированно, например бушменов Южной Африки, небольшие семьи которых передвигаются по малонаселенным областям и не имеют ни нужды, ни возможности строить постоянные поселения. Такая же структура общества присуща и охотникам-пигмеям. В состав рода принимаются жены, которых берут из соседних родов, а все члены группы прекрасно знают свое место в структуре рода.
Будучи наиболее привычной для небольших групп охотников, родовая структура оставила следы во всех обществах традиционной Африки, даже и в ранних государственных образованиях. Например, средневековые государства Нигерии строились по принципу «большой семьи», главой которой провозглашался правитель, считавший всех подданных своими детьми. Все жители страны объявлялись потомками единого предка-прародителя, а вновь завоеванные народы также «усыновлялись» королем, включаясь в состав единого родового государства.

Так генетическое родство постепенно заменяется социальным — значительно более распространенным в сегодняшней Африке. В условиях социального родства деление членов общины происходит по иным критериям, нежели генетическое происхождение. В качестве примера такого общества можно назвать систему возрастных классов, весьма распространенную в Западной Африке. Дети — подростки — женихи — молодые мужчины — зрелые воины — мудрые старейшины: все эти этапы жизненного цикла проходит каждый мужчина деревни (у женщин, конечно, тоже есть свои возрастные группы-ступени), и каждая фаза, как новое воинское звание, открывает для него частицу сокровенного знания общины, новые возможности и перспективы, повышает его в общественной иерархии. Иногда классам присваиваются имена животных: у каримоджонг Кении это «Газель», «Зебра», и «Лев», а у их соседей кикуйю даже есть классы «Самолет» и «Шиллинг».
Система возрастных групп — отличный способ разделения труда и власти в общине, где каждый знает свое место, свои права и тех, кому он должен повиноваться. Конечно, эта система полностью лишает возможности для талантливого и «отличающегося» человека реализовать себя раньше своих сверстников или пойти наперекор традиции, но именно эта цель и преследуется общиной. Зато отстающему гарантирована помощь в течение всей жизни, что бы ни случилось. Каждому предоставлена своя роль, свой участок общественной работы, определены нормы поведения по отношению к остальным группам. Эта система стабильна и незыблема на протяжении веков. Кроме того, проходя путь длиною в жизнь по ступенькам возрастных групп, люди сплачиваются крепчайшими узами, которые превосходят семейные. В государстве зулу, созданном в начале XIX в. в Южной Африке и включавшем множество различных народностей, возрастные классы формировались в полки, воины каждого из которых считали себя родными братьями. Социальное родство вытесняло понятие родства генетического.

Там, где возрастные классы строго не стратифицированы, власть в общине все равно, как правило, принадлежит старейшинам — наиболее заслуженных отцам семейств в деревне. Главную роль играет прежде всего возраст, а не заслуги или таланты человека. Вождь может быть и сравнительно молодым человеком, особенно сегодня, когда вождей в деревне нередко назначают указом сверху, «из района». Но его полномочия весьма номинальны, так как основные вопросы функционирования общины решают в любом случае старейшины. В конце концов, только они знают традиции проведения праздников и церемоний, религиозные обряды, они являются хранителями культуры, обычаев и, следовательно, социальной стабильности в общине. Вне зависимости от родового деления все решения в деревне будут приниматься советом старейшин.
Феномен социального родства понимаешь, когда получаешь шанс пожить в африканской деревне. Для африканцев любой человек обязан принадлежать к какому-либо роду. Автору этих строк было позволено вступить в состав местного рода на период проживания среди народа зиало в Гвинее: старейшины присвоили ему новое имя и познакомили с новыми «родственниками», объясняя, кто кем будет теперь приходиться. Так информант, с которым автор работал над языком зиало, стал ему младшим братом, а его родителей нужно было называть «мама» и «папа», причем оба относились к этому как к должному. Однажды вождь деревни посетовал, указывая на статную чернокожую девушку: «Если бы она не была твоей сестренкой, ты бы мог взять ее в жены».

Возраст является в Африке определяющей характеристикой человека, его влияния и уважения к нему. Чего бы ни добился в жизни молодой человек до 30 лет, будь он даже миллионером и доктором наук, для своих соплеменников он останется прежде всего пти («малыш»), как во франкофонной Африке называют молодежь. Вождем ему не стать, и на собраниях старейшин по вопросу о покупке дизельной молотилки никто не спросит его мнения. Зато старого человека, вне зависимости от его заслуг и достижений, все будут величать отцом, ему достанется лучший кусок в праздничной трапезе, и никто не посмеет перебивать его во время беседы. Подобные представления, характерные для традиционных обществ повсюду в мире, в Африке остаются практически незыблемыми.
По сей день в Африке довольно много примеров сословных или кастовых обществ, более или менее схожих с обществами древней и средневековой Европы. Здесь возрастные отношения мало что значат, а власть строится на основе подчинения основной части населения некоторой «аристократической» касте, образованной чаще всего в результате завоевания одним народом другого. Классическими примерами такого развития являются страны Восточной Африки, где вторжения скотоводческих народов нилотского происхождения в страны земледельцев-банту в XV в. привели к образованию ряда «аристократических государств». Например, в Руанде и Бурунди правящей кастой в течение веков являлись скотоводы тутси, а значительно более многочисленные земледельцы-хуту рассматривались как подчиненная каста. В Уганде скотоводы хима получили такую же власть над земледельцами иру. И даже несмотря на то, что завоеватели полностью переняли язык и культуру своих подданных, несмотря на практически стершиеся различия в образе жизни и внешнем виде, в сегодняшней Руанде тутси и хуту по-прежнему относятся друг к другу как неравноценные группы. А в традиционных общинах доминирование тутси над хуту продолжает оставаться стержнем общественной организации.


 

 

 


   
 
 

© «Центр поддержки отечественной словесности»

Rambler's Top100 Rambler's Top100