На главную страницу Написать нам

Новости премии
СМИ о премии

Литературные новости
Публикации

ОЛЬГА КАБО: СТИХИ ЦВЕТАЕВОЙ ИСПОВЕДАЛЬНЫ

Ольга Кабо, Анжелика Заозерская / «Вечерняя Москва», 04.10.2016

В интервью "ВМ" Ольга Кабо рассказала, как она постигала творчество и личность Марины Ивановны и как обогатилась ее душа и жизнь благодаря цветаевским стихам.

- Ольга, расскажите, пожалуйста, о том, как создавался спектакль "Я искала тебя".
- Возможно, это личное признание, но спектакль рождался вместе с моим сыном Виктором. Моя беременность неразрывно связана с цветаевскими строками, которые я учила и репетировала, пропуская через себя, для будущего проекта. Тот год был насыщен событиями - мое 45-летие, 30-летие творческой деятельности и...Витюша. Женщина, которая ждет ребенка, наделена особыми силами природы, и готова свернуть горы, чтобы подарить миру новую жизнь, и я чувствовала в себе эти невероятные силы. Может, именно поэтому я и посягнула на откровенный разговор о Цветаевой. Режиссер нашего спектакля "Я искала тебя..." - большой мастер, педагог, прекрасный человек, дочь великого артиста Георгия Жженова - Юлия Жженова задумала его как диалог дочери с матерью, Ариадны Сергеевны Эфрон и Марины Ивановны Цветаевой. По её задумке, я читаю воспоминания и фрагменты дневников и писем Ариадны, а Нина Шацкая- это "голос" самой Цветаевой. Мы очень любим этот спектакль и для нас большая ответственность играть его в преддверии Дня рождения поэта - 8 октября.

- Марина Цветаева обожала своего сына Георгия, и, возможно, мать в ней победила поэта. В последние годы Марина Ивановна стихи не писала, но жила и страдала за себя и своего сына. И в вашем спектакле проходит линия - взаимоотношений Цветаевой с дочерью Ариадной.
- У нас Марина представлена глазами дочери Али. В таком ракурсе, как мне кажется, еще не было фильмов или театральных постановок о Марине. Известно, что она воспитывала свою дочь, заведомо общаясь с ней как со взрослым, равным человеком. В спектакле из моих уст звучат отрывки из писем и дневников Ариадны Сергеевны, в которых она обращается к маме, к Анастасии Ивановне Цветаевой, к брату Муру... Я цитирую воспоминания маленькой Али: "Марина научила меня читать, бегло и весьма осмысленно, к 4 годам, писать к 5 годам, а вести дневниковые записи, более или менее слитно и достаточно грамотно, к 6-7 годам". Знаете, сейчас моему сыну Витюше 4 годика, он знает некоторые буквы, но, увы, далек от того, чтобы вести дневники. Каково же было стремление Марины "вложить" в Алю и все свои таланты, мысли, опыт, всю "музыку" и "прозу" поэзии и жизни... Мать была для дочки безусловным авторитетом: "Маринино влияние на меня, маленькую, было огромно, никем и ничем не перебиваемое и всегда в зените... К ней я постоянно тянулась, подобно подсолнечнику, ее присутствие постоянно ощущала внутри себя, подобно голосу совести..." Мы с Ниной посвятили этот спектакль нашим мамам, Татьяне Николаевне и Аиде Николаевне, тем, кто подарили нам жизнь, вдохнули творчество, таланты, наделили недюжинной силой, одарили любовью... До сих пор я черпаю энергию в родительском доме, у своих мамы и папы.

П- Ольга, вы - очень серьезный человек. Говорят, что актеры более легкомысленные и поверхностные люди. Не мешает ли вам эта склонность к анализу в профессии?
- Мои родители воспитывали меня как человека думающего, умеющего размышлять и анализировать. Актерская профессия - это ведь не только блистать на подмостках, прежде всего это подготовка, разбор роли, психологическая работа с материалом. На голых эмоциях можно сыграть несколько раз, но ведь в театре спектакли живут годами. Мы с режиссерами выстраиваем прочный каркас, на который впоследствии сможет "опереться" роль, и долгое время "жить" во взаимодействии с партнерами, и с предлагаемыми обстоятельствами.

- Марина Цветаева была влюблена в одного из создателей театра имени Моссовета, в котором Вы служите, Юрия Завадского. Она любила театр, писала пьесы и была свидетелем рождения студийного театра в России. А если предположить, что в лице Завадского Марина Ивановна нашла своего режиссера? Может быть, ей нужен был режиссер в жизни?
- Не думаю. Будучи творцом по сути, ей не нужно было быть режиссируемой кем-то. Стихийная сила ее таланта никогда не смогла бы подчиниться никому. Также, как никто не мог бы властвовать над ее индивидуальностью. Марина не могла существовать вне свободы, каждая буква её поэзии магически исповедальна. И я, как актриса, очень хорошо понимаю, что читая ее стихи, не имею право на малейшую неправду, неискренность, фальшь.

- У Марины Цветаевой - самая страшная судьба в русской литературе. Об этом писали ее коллеги. Не было ли у вас страха быть сталкером по жизни и творчеству Цветаевой большому количеству людей?
- Мы с Ниночкой Шацкой и Юлей Жженовой столкнулись с тем, что творческие люди подчас испытывают страх даже творческого взаимодействия с Мариной Цветаевой. Так, мы обращались ко многим прославленным композиторам с предложением написать музыку на стихи Марины для нашего спектакля. У нас был неплохой бюджет, мы готовы были соответствовать материально, но часто слышали отказ. Один из известных композиторов даже признался нам: "Я боюсь Цветаевой". Кстати, у нас с Шацкой есть еще один спектакль, посвящённый Анне Ахматовой, и Вы знаете, его "продать" прокатчикам и продюсерам гораздо легче, чем Цветаевский. На мой взгляд, это происходит потому, что по своей сути, Ахматова- это безусловная гармония, а жизнь и творчество Марины дисгармоничны по сути. Именно эта противоречивость Цветаевой, наверное, и отпугивает многих. В результате, быть нашим соавтором осмелился молодой композитор Дмитрий Селипанов, и его музыка не конкурирует, а, напротив, будто вторит музыкальности Цветаевских строк.

- А вы - бесстрашная Ольга Кабо?
- У меня нет предрассудков. Продолжительное время я играю Маргариту в спектакле по роману Михаила Булгакова "Мастер и Маргарита". Многие актрисы, режиссеры боятся даже самого названия, видя во всем особые знамения и суеверия. Для меня же Маргарита - женщина, которую любовь наделяет неким "вселенским" знанием, которое недоступно другим. Ведьминское начало есть в каждой из нас, ради любимых мы готовы сражаться со всем миром.

- Если сравнить лирику Цветаевой и Ахматовой?
- Ахматовская поэзия сразу становилась "моей", её строки мгновенно сливались с моим душевным состоянием, с легкостью "уживались" внутри меня. А над стихами Марины Ивановны приходилось работать, чтобы разобрать и "распознать" их. Недаром Ариадна пишет: "Как часто и взрослым - особенно взрослым - собеседникам была она не по возрасту, может быть, именно потому, что её голос не сразу мог быть услышан и разгадан, как, впрочем, и многие из Марининых загадок." В лирике Цветаевой всегда загадки, всегда резкие синкопы настроения, эмоциональность, абсолютная оголённость всех нервных окончаний.

- Как вы готовились к спектаклю?
- Не раз посещали дом-музей Марины Ивановны в Борисоглебском переулке, где жила семья перед эмиграцией. Встречались с исследователями ее творчества. Очень много мне поведал старейший актёр нашего театра имени Моссовета Анатолий Михайлович Адоскин, который кроме всего прочего был лично знаком с Ариадной Сергеевной Эфрон. Я очень благодарна людям, которые поверили в нас с Ниной и позволили "прикоснуться" к сокровенности поэзии Марины Цветаевой...

 

 

 


   
 
 

© «Центр поддержки отечественной словесности»

Rambler's Top100 Rambler's Top100