На главную страницу Написать нам

Новости премии
СМИ о премии

Литературные новости
Публикации

«У НАС НЕТ НИ ОДНОЙ ДЕТСКОЙ ПЕРЕВОДНОЙ КНИГИ»

Михаил Визель, Вадим Сергеев, Екатерина Трубей / ГодЛитературы-2016, 14.10.2016

Что побудило вас после двадцати лет издания очень нужной компьютерной и другой технической литературы перейти к детскому книгоизданию?

Вадим Сергеев, президент издательства: Мир меняется. От монокультуры, когда все читают одно и то же, все слушают одно и то же, всем нужно одно и то же, мы пришли к ситуации, когда всем нужно разное. Вот мы стараемся этому следовать.

Но вы же могли, например, заняться любовным романом или фантастикой.

Вадим Сергеев: Так получилось, что у нас появился замечательный сотрудник, Екатерина Трубей, у которой очень здорово получается работать с детской литературой.

Екатерина Трубей, руководитель проектов: Но мы не так резко пришли к детской литературе. У нас был плавный переход. Когда я пришла в 2010 году, мы сначала стали, расширив тематику, выпускать интеллектуальный нон-фикшн. Он до сих пор у нас выходит. В серии «Окно в историю» вышли три книги Леонида Млечина. Лев Яковлевич Лурье, наш известный петербургский историк, выпустил 8 книг, последняя его книга — «Ленинград Довлатова», выпущена к юбилею писателя. За полтора месяца мы продали тираж, в октябре выйдет второе издание.

То есть это был постепенный переход.

Екатерина Трубей: Сначала авторские путеводители, историческая литература, публицистика. Потом еще через несколько лет появилась детская. Это тоже было не просто так. У нас на сайте написан девиз: «БХВ-Петербург. Сила знаний». Поэтому наши детские книги — не просто художественная литература, а «книга плюс что-то». Те же «Сказки народов России» — это не только сами сказки, это еще и знакомство со страной, с ее регионами. В каждой книге у нас собраны лучшие образцы сказочного творчества этого края. Если в регионе есть известный сказочник — Писахов в Архангельске, Бажов на Урале, то мы берем его текст. Если такого сказочника в регионе нет, мы берем народное творчество. Плюс — мы делаем обязательно комментарии для детей, которые поясняют неизвестные слова, какие-то предметы быта. Мы рисуем карту региона, чтобы ребёнок понимал, что находится на его территории и маленькую карту России, на которой отмечено, в какой он части страны. Обязательно предисловие, которое кратко и понятным языком знакомит с особенностями края.

А эти народные сказки, которые не Бажова и не Писахова, проходят какую-то литературную обработку?

Екатерина Трубей: У нас есть в этой серии единственный современный автор-сказочник — Марина Бабанская. Так вот, она поехала на Камчатку, прожила там два месяца…

За чей счет? Это же не дешевое удовольствие — поехать на Камчатку и жить там.

Екатерина Трубей: За свой. Это была ее инициатива. Она нашла способ, как это реализовать. Работала волонтером в заповеднике. И переложила корякскую легенду. Но она все-таки автор, а не редактор, потому что от легенды здесь остались только герои.

Значит, тоже авторская сказка.

Екатерина Трубей: Да, в этом случае — авторская сказка. А наши алтайские сказки — они именно народные. Там была литературная обработка, но минимальная.

Когда в одном формате, в едином серийном оформлении, выходят тексты Бажова и тексты народные, получается некоторый разнобой.

Екатерина Трубей: Мы к этому и стремились. Мы не пытались их унифицировать. Например, сказки Писахова написаны с особенностями, свойственными речи поморов. Мы их бережно сохранили и сделали пояснения, чтобы детям было понятно. Мы написали, что это все-таки для чтения родителями детям и детям после 8 лет. То есть мы все это поясняем, но мы хотели показать, что страна очень разная. Что касается оформления, то это только формат один и логотип, потому что внутри они все абсолютно разные.

Вадим Сергеев: И художники разные иллюстрировали. Это не наши самоучители, которые стоят, как солдатики шеренгами. А здесь книги объединены только тем, что это сказки народов России.

По сути вы же выполняете государственную программу, делаете то, что по идее должно делать государство.

Вадим Сергеев: Помогаем…

Ваша помощь бескорыстна или у вас есть какие-то партнерские отношения с государственными органами? Грантовые программы и т.д.?

Вадим Сергеев: Нет, абсолютно ничего.

То есть это ваша собственная инициатива, которая себя коммерчески оправдывает?

Вадим Сергеев: Да.

Екатерина Трубей: Когда мы начинали заниматься детской литературой, то решили, что стартовать  нужно не с разрозненных книг, а с серии. Нужно придумать что-то, что можно выпускать серийно. И при этом предложить что-то новое. В советские годы, конечно, были сказки народов СССР, поэтому мы не можем сказать, что мы открыли Америку, но, тем не менее, родилась такая идея. Вот и всё. И никакой грантовой поддержки.

Эти сказки — хантов, коряков, они находят понимание у читателей?

Екатерина Трубей: Мне кажется, да.

Вадим Сергеев: Если вы зайдете на «Лабиринт», там масса отзывов.

Екатерина Трубей: Десятки отзывов. И книги хорошо продаются. Мы допечатываем даже некоторые из них, те, что вышли первыми.

Если можно, откройте коммерческую тайну: а где ваши сказки продаются? В Москве-Питере, или же разлетаются по регионам тоже?

Вадим Сергеев: Нет, по всей стране. Более того, у нас даже продаются везде, где русскоязычное население есть. И Германия, Израиль, Соединенные Штаты.

Екатерина Трубей: Очень много сказок архангельских Архангельск брал. Иркутск брал «Сказки озера Байкал».

Что ж, это предсказуемо. Но раз народные сказки пользуются таким успехом, будет ли расширяться география? Будут ли сказки народов мира?

Екатерина Трубей: У нас в России 180 народов. Нам бы их охватить.

Где вы берете своих авторов?

Екатерина Трубей: Что касается серии «Сказки народов России», здесь все более-менее понятно. Это или классики, и в этом случае нужно связываться с наследниками, либо народное творчество. А еще у нас есть несколько детских серий. Это серия «познавательные истории» — мини-энциклопедии. Например, очень красивая мини-энциклопедия «Балет», есть энциклопедия «Кто придумал и зачем», об изобретениях.
Часто к нам поступают рукописи самотеком. Мы их анализируем, отсматриваем. Каким-то авторам сами предлагаем, если нам кажется, что это очень талантливые люди. Но все они — из России. У нас ни одной детской переводной книги нет.

Вадим Сергеев: Что касается детской книги, мы вышли на уровень, когда с гордостью можно сказать: «Авторы потянулись»! Когда начинаешь с нуля, когда тебя никто не знает, к тебе, естественно, никто не приходит и надо самому крутиться, вертеться, искать. Но мы благодаря стараниям Екатерины сейчас вышли по детским книгам на уровень, когда к нам авторы потянулись.

Екатерина Трубей: И художники. Очень много предложений.

Это вообще удивительно. Достаточно посмотреть каталоги подавляющего большинства маленьких независимых детских издательств, чтобы убедиться, что там больше половины книг — переводные.

Екатерина Трубей Да. Мы в принципе не против переводных книг. Но сейчас у нас другая политика. У нас есть концепция, которую мы реализуем.

Вадим Сергеев: Импортозамещением занимаемся.

Учитывая ту специализацию, с которой БХВ у большинства читателей ассоциируется — «Электроника для начинающих», «Разработка требований к программному обеспечению» — нет ли у вас в портфеле книжек, которые совмещают эти ваши две тематики? Детских книги про компьютеры, про интернет?

Вадим Сергеев: Да вот, пожалуйста: готовится к печати «Scratch. Язык программирования».

Екатерина Трубей: …для детей!

Вадим Сергеев: У нас очень креативный коллектив, очень боевой и талантливый, без всякой иронии.

А насколько он велик?

Вадим Сергеев: Если посчитать всех, то это около 50 человек. Причем примерно пополам — где-то человек 25 здесь, в Петербурге, и человек 25 — это Москва. Ну и внештатников у нас очень много: авторы, редакторы, художники, корректоры и т.д.
Так вот, наш коллектив очень креативный, поэтому мы склонны меняться, развиваться, у нас было много разнообразных инициатив. Вот, например, в шкафу книжки — мы одно время попробовали завоевывать рынок Соединенных Штатов. Все лицензируют книжки американские, переводят на русский. А мы решили обратную задачку — наших авторов переводили на английский, американские редакторы делали из не очень хорошего английского хороший американский английский и издавали там книжки. Кстати говоря, некоторые книжки были достаточно успешными. А сейчас занялись электронными наборами. Вам знакомо такое слово — «мейкерство»?

Не совсем…

Вадим Сергеев: Мейкерство — это массовое увлечение чем-то, что можно сделать своими руками.

Hand made?

Вадим Сергеев: Совершенно верно. Сейчас в мире очень мощная волна мейкерства в области электроники. Вот мы и вписались в эту тематику. Но каким образом? Мы поступаем хитро: мы делаем книжку, где описаны разные проекты.

«Компьютер своими руками»?!

Вадим Сергеев: Ну, для простоты можно так сказать. Но это не просто книжка, мы кладем в красивую коробочку электронные модули и продаем вместе с книжками как конструктор.

Екатерина Трубей: Для подростков или для юношей, увлеченных электроникой.

Позвольте наконец задать вопрос, который меня давно мучает. Что, собственно, такое БХВ?

Вадим Сергеев: Нас всё время об этом спрашивают… В 93-м году мы возникли как совместное предприятие с немцами, с немецкой компанией BHV, то есть «Бюро Хандельс унд Ферлаг». Торговля офисным оборудованием и издательство. Тогда они организовывали много совместных предприятий, вот в том числе и наше. Мы давно сами по себе, но название решили оставить. Потому что тогда они нам очень помогли.

 

 

 


   
 
 

© «Центр поддержки отечественной словесности»

Rambler's Top100 Rambler's Top100