На главную страницу Написать нам

Новости премии
СМИ о премии

Литературные новости
Публикации

МЕДВЕДЬ ИЗ 1941-ГО

Дмитрий Шеваров / «Российская газета», 20.10.2016

Дорогой Дмитрий!

Хочу рассказать об одной книжке и одном стихотворении. Книга Владимира Луговского "Новые стихи", изданная в 1941-м, сохранилась в дядиной библиотеке. Я прикасаюсь к ней с благоговением. Эта книжечка карманного формата в белом бумажном переплете прожила большую и трудную жизнь. На ее обложке печать "ЭГ 3733" - эвакогоспиталь. Стихи Луговского читали раненые, переписывали и отправляли в письмах родным. Сама книга сильно изранена - оглавление оторвано, осталось всего несколько страничек со стихами. Среди них и мое любимое - "Медведь". Это стихотворение я помню с детства, впервые познакомившись с ним на страницах календаря для школьника "Спутник" за 1965 год. Тогда я училась в четвертом классе, и меня потрясло то, что такое грустное стихотворение было напечатано в календаре к новогодним праздникам. Пара четверостиший в календаре и книге не совпадают. В издании 1941 года восьмая строфа выглядит так:

Кто твою хозяйку приголубит?

Мать встречает где-то

Новый год,

Домработница танцует

в клубе,

А отца собака не найдет.

В 1964-м эта строфа зазвучала идиллически:

Кто твою хозяйку приголубит?

Мать с отцом встречают

Новый год,

Домработница танцует

в клубе,

К девочке мохнатый сон идет.

Этот сборник Луговского я носила с собой, когда находилась в душевной коме, земля уходила из-под ног. Воздуха не хватало, чтобы дышать, глаза застилали слезы. Как заклинание твердила наизусть стихи, и эта соломинка помогла выжить, справиться с болью.

P.S. Нынешним летом исполнилось 115 лет со дня рождения Владимира Александровича Луговского.

Татьяна Смирнова, дер. Варламово, Харовский район, Вологодская область


Стихи, которые спасают

Медведь

Девочке медведя подарили.

Он уселся, плюшевый, большой,

Чуть покрытый магазинной

пылью,

Важный зверь

с полночною душой.

Девочка с медведем говорила,

Отвела для гостя новый стул,

В десять

спать с собою уложила,

А в одиннадцать

весь дом заснул.

Но в двенадцать,

видя свет фонарный,

Зверь пошел по лезвию луча,

Очень тихий, очень

благодарный,

Ножками тупыми топоча.

Сосны зверю поклонились сами,

Всё ущелье начало гудеть,

Поводя стеклянными глазами,

В горы шел коричневый медведь.

И тогда ему промолвил слово

Облетевший многодумный бук:

- Доброй полночи, медведь!

Здорово!

Ты куда идешь-шагаешь, друг?

- Я шагаю ночью на веселье,

Что идет у медведей в горах,

Новый год справляет новоселье.

Чатырдаг в снегу и облаках.

- Не ходи, тебя руками сшили

Из людских одежд людской иглой,

Медведей охотники убили,

Возвращайся, маленький,

домой.

Кто твою хозяйку приголубит?

Мать встречает где-то

Новый год,

Домработница танцует

в клубе,

А отца - собака не найдет.

Ты лежи, медведь, лежи

в постели,

Лапами не двигай до зари

И, щеки касаясь еле-еле,

Сказки медвежачьи говори.

Путь далек, а снег глубок и вязок,

Сны прижались к ставням

и дверям,

Потому что без полночных

сказок

Нет житья ни людям,

ни зверям.

Владимир Луговской, 1939


 

 

 


   
 
 

© «Центр поддержки отечественной словесности»

Rambler's Top100 Rambler's Top100