На главную страницу Написать нам

Новости премии
СМИ о премии

Литературные новости
Публикации

ВОСТОК: ЕВРЕЙСКАЯ БИБЛИЯ И ГРЕЧЕСКАЯ БИБЛИЯ: ИНТЕРПРЕТАЦИИ САКРАЛЬНОГО ТЕКСТА

Российская государственная библиотека, 19.12.2016

Лектор — Михаил Селезнёв, кандидат филологических наук, доцент Института восточных культур и античности РГГУ, завкафедрой библеистики общецерковной аспирантуры и докторантуры Русской православной церкви. В 1991—2010 годах — руководитель проекта нового перевода Ветхого Завета на русский язык, инициированного Российским библейским обществом.

К III веку до н. э., после завоеваний Александра Македонского, архаический мир древнего Ближнего Востока оказался лицом к лицу с миром классической античности. После этого столкновения были переосмыслены и многие важней­шие образы и темы древнееврейской религии. В центре этой переинтерпрета­ции — греческий перевод Библии (Ветхого Завета), так называемая Септуа­гинта.

Основные тезисы лекции:
Перевод еврейской Библии на греческий — первое в истории Европы и Ближнего Востока переложение большого литературного корпуса с одного языка на другой. Это само по себе невероятно интересно — мы словно бы присутствуем при самых первых шагах литературного перевода, становимся свидетелями и исследователями зарождения переводческого ремесла. Категории, в которых мы привыкли классифицировать и оценивать переводческую технику, здесь оказываются неприменимы. Мы говорим, например, про буквальные и свободные переводы. Но Септуагинта одновременно и очень буквальна — только не так, как буквалистические переводы Нового времени, и очень свободна — только не так, как свободные переводы Нового времени. У её авторов было иное, отличное от нашего, понимание задачи переводчика.

Между каноническим текстом еврейской Библии и её греческим переводом существует множество расхождений. Некоторые из них связаны с тем, что еврейский оригинал, лежавший перед перевод­чиками, был отличен от того текста, который впоследствии был канонизирован в еврейской традиции. Но в большинстве случаев расхождения появились в процессе перевода. Любой перевод текста с языка на язык — это ещё и перевод из одной культуры в другую; чем больше дистанция между двумя культурами, тем это заметнее. Пропасть между миром еврейской Библии и античным миром была огромной, что приводило к переинтерпретации библейского текста и порождало новые, подчас неожиданные, но очень важные смыслы.

Эти различия между еврейской и греческой Библиями оказываются для русской культуры намного актуальнее, чем для любой западно-европейской. Дело в том, что православная традиция, которой пронизано все наше культурное наследие — иконопись, молитвы, богослужебные реминисценции в художественной литературе, — основана на тек­стах греческой Библии. А общепринятый синодальный перевод Библии основан на еврейском тексте. В результате, например, простой человек, пришедший в церковь, сталкивается с такими серьёзными текстологическими проблемами, которые, по идее, должны были бы волновать лишь узких специалистов по Септуагинте. В русской культуре экзегетические решения, принятые александрийскими иудеями две с лишним тысячи лет назад, стали предметом горячей полемики — например, споров вокруг синодального перевода Библии.

 

 

 


   
 
 

© «Центр поддержки отечественной словесности»

Rambler's Top100 Rambler's Top100