На главную страницу Написать нам

Новости премии
СМИ о премии

Литературные новости
Публикации

АЛЕКСАНДР ШЕЯНОВ. РОМАН С ПОХМЕЛЬНЫМ ПРОЛОГОМ, СНОВИДЕНИЯМИ И НАВАЖДЕНИЯМИ И ТРЕЗВЫМ ЭПИЛОГОМ

Александр Шеянов / «Московская правда», 10.02.2017

Новый роман – «Райский сон на курорте Гуантанамо», который готовится к выходу в свет, проиллюстрировал известный художник Никас Сафронов. Издатели уверены, что он сразу завоюет внимание читателей и прессы, как было и с последней книгой лирики «Комета любви».
Сегодня, с позволения автора, газете и сайту предоставлена исключительная возможность дать прочесть пролог и первую главу к новому роману Александра Шеянова. Он является продолжением ранее написанных, в нем старые герои встретятся новыми («Сны русского олигарха» и «Похождения алкоголика Синюшкина»).  Произведение наполнено юмором, приключениями и интересными поворотами сюжета.
На сайте «Мосправды» главы будут публиковаться регулярно – следите за сайтом! Это позволит держать читателей, что называется, в тонусе. Никто еще не читал авторской версии романа, тем более не видел уникальных иллюстраций, выполненных Никасом Сафроновым, которые также будут сопровождать электронную версию произведения.
Полностью роман А. Шеянова увидит свет весной этого года. Но у поклонников «МП» есть уникальная возможность познакомиться с ним заранее.



Похмельный пролог
Хмурое утро.
Неприметное серое здание.
Робкий стук в дверь.
Вежливый голос из-за двери:
— Войдите…
Заходит слегка помятый гражданин.
Вежливый голос:
— Вы к нам?
Помятый гражданин бурчит:
— А куда же, не на луну?
— И-и… — вежливый голос  чуть удивлен.
— Видите ли, вчера  вечером, в зоопарке, — торопливо говорит гражданин, — я украл симпатичную панду…
— Ну, с заявлением о краже обращайтесь в полицию… — поясняет вежливый голос.
Помятый гражданин растерянно:
— Я туда не хочу, а здесь что?
Вежливый голос с достоинством:
— Сообщество анонимных наркоманов и алкоголиков…
— А вы что думаете, я эту панду  по трезвянке украл? — обрадованно восклицает гражданин.
— Так вы к нам?! — в свою очередь обрадовался вежливый голос.
— К ва-ам! — помятый гражданин преображается.
— Тогда представьтесь, — вежливый голос приобрел елейные нотки, — по форме…
— По фо-о-рме… — протянул преобразившийся гражданин и с пафасом заключил: — Меня зовут Геракл, я алкоголик…
— С этого надо было начинать, — вежливый голос стал елейным, — добро пожаловать, Геракл, а ты уверен, что это была панда?
— А кто же? — пожал плечами Геракл.
— Ну, может, Белочка?.. — вежливо поинтересовался елейный голосок.
Геракл уверенно:
— Да что я, белку от медведя не отличу…
Анекдотическая история.



Происшествие, странным образом случившееся майским  погожим  вечером на даче  в Переделкино
Я медленно подошел к окну.
Настежь развел тяжелые бархатные  шторы.
В зал ворвался свежий воздух, настоянный на  запахах  черемухи и  сирени.
Над верхушками сосен зависла полная луна, похожая на раскаленную монету Средневековья.
Я удобно уселся в старинное дубовое кресло за круглым столом и задумчиво посмотрел на искрящиеся языки пламени в камине.
В  спонтанном  танце огня мерещились удивительные образы.
Я машинально плеснул в хрустальный бокал ром «Сантьяго-де-Куба». Достал из деревянной коробки сигару «Коибо» — заверяли, от самого Фиделя, — щелкнул кедровой спичкой и раскурил сигару.
Глоток рома.
Сигара.
Еще  глоток.
Золотистый ром, подогретый душистой сигарой, как оползень растекся внутри.
Божественное ощущение.
Потрескивали полешки.
Мерцали языки пламени.
Вспомнилось свое давнее  стихотворение «Алхимия любви»:
На что похожа
                        пламени
                                      полынья? —
Ты по слогам
                        спросила
                                      меня.
— На вечность, —
                       сказал я
беспечно, —
А больше
                       на вытянутую
                                     конечность…
И вздрогнул,
                       увидев
                                     твои  глаза —
Два раскаленных
                       добела
                                     ножа…
Мгновенье —
                       и бросился я
                                     на отточенные
                                                                острия,
Вскрикнув:
                       «Пламя произошло
                                     от обнаженной тебя…»
Неужели это я написал: «пламени полынья…»?
Нехотя поднялся и приблизился к книжным стеллажам. Хотел взять какой-нибудь древний фолиант, к примеру «Закат  Карфагена», но, на мое собственное удивление,  рука выудила из старины две современные книжки, и что еще более удивительно, это были два моих романа, написанных с разницей лет в двадцать.
«Дело № 777. Инопланетяне, или Похождения алкоголика Синюшкина» и «Дело № 000. Сны русского олигарха»…
«К чему бы это?»
Подошел к окну.
Звезды мерцали в бездонной черни.
Медная луна.
Я непроизвольно поежился.
И уселся опять в кресло.
Укутался в плюшевый халат.
Тягучий ром.
Пряный дым.
И багряная луна за окном.
Задумчиво полистал один роман, потом — второй.
Нечаянно взор упал на камин.
Внезапно трепещущие бабочки пламени разлетелись.
Камин обрел очертания камерной театральной сцены, и с нее ко мне устремились герои моих романов…
Вот словно черт из табакерки выскочил  Иван Синюшкин — алкоголик  с большим и трудовым стажем, вот вальяжно нарисовался босиком  и в халате от Versace простой русский олигарх Геральд Капуста, вот Кирпич (ф. и. о. — неизвестны), пожизненный собутыльник Синюшкина, за ним участковый Ромашкин, в народе прозванный Дурематовым. Рядом — Верхоглядов, среди заключенных Верхогляд, Вертухай, а вот инопланетяне — Галионий и Золия, по-нашему Гоша и  Зинка, что-то шумно бубнят на своем языке: «Абракады брака бамбула…»
Синюшкин изумленно повторяет: «Брака абрака…»
А следом комсомолка на все времена Васса Русалкина — глаза горят, волосы растрепанны, в руке у нее аппетитное надкусанное яблоко, прямо Адамово, — восторженно напевает: «Я все-таки яблочко попробовала…»
Все смешалось в моей голове, как в доме Облонских.
Взор мой помутнел, я успел еще хлебнуть рома, заклубился сигарный дым, дыхание перехватило, какая-то неведомая сила подхватила меня и понесла неизвестно куда. Последнее, что я увидел,  это была неизвестная особа в серебристом парике и  красочном прикиде.
— А-а, ты Белка? — осенило меня напоследок.
— Нет, мой милый, — ласково прошептала Неизвестная, — я твоя Тяга…
— К-кто? — пролепетал я и потерял сознание.

Роман печатается с продолжением на сайте «Московской правды» (http://mospravda.ru/) в рубрике «Эксклюзив».

 

 

 


   
 
 

© «Центр поддержки отечественной словесности»

Rambler's Top100 Rambler's Top100