На главную страницу Написать нам

Новости премии
СМИ о премии

Литературные новости
Публикации

ФЕВРАЛЬСКИЕ ТЕЗИСЫ ОТ СОЛЖЕНИЦЫНА

Елена Яковлева / «Российская газета», 15.02.2017

На сайте "РГ", в специальном выпуске журнала "Родина" опубликована знаменитая статья Александра Солженицына "Размышления над Февральской революцией". Текст, писавшийся как часть романа "Красное колесо", Солженицын - после уговоров близких - сделал отдельной статьей. Которая сегодня читается как антиреволюционный манифест. Почему написанные спустя 60 лет после Февральской революции слова и через сто лет после нее звучат с такой силой? Почему наше время наводит столь ясный фокус на события столетней давности и их анализ? Представляем нашему читателю 11 "февральских тезисов" от Солженицына.
Тезис первый: В революции обычно побеждают не революционеры, а отсутствие сопротивления.

"Революция - это хаос с невидимым стержнем", писал Солженицын. А революционеры это часто всего лишь "кошка, выдающая себя за зверя".

Тезис второй: Царь не должен зацариться.

Правитель страны не должен быть слабым, неуверенным в себе, колеблющимся человеком с "крошечной волей", не понимающим масштаб происходящих в стране событий. А правящий класс не должен жить с внушенным ему сознанием мнимой неправоты и бессилия.

"Монархия - сильная система, но с монархом не слишком слабым".

"Быть христианином на троне - да, - но не до забвения деловых обязанностей, не до слепоты к идущему развалу.

В русском языке есть такое слово ЗАЦАРИТЬСЯ. Значит: забыться, царствуя. Парады, ученья, парады любимого войска и цветочные киоски для императрицы на гвардейских смотрах - заслоняли Государю взгляд на страну".

"Когда речь идет о России, могли бы и смолкнуть семейные чувства".

Тезис третий: Возле правителя должна быть талантливая и преданная команда.

Элита не должна быть непригодной - косной, безнравственной, неумной, вялой, самообольщенной, растерянной, нежертвенной и склонной к измене (в том числе и к измене присяге).

Но "Николай II не имел таланта угадывать верных".

Тезис четвертый: Необходимо управлять информацией.

Правитель не должен позволять себе терять знания о ключевых о событиях. Телеграмму о верности государю Николаю II Хана Нахичеванского "Прошу не отказать повергнуть к стопам Его Величества безграничную преданность гвардейской кавалерии" генерал Николай Рузский положил себе в карман и не передал царю. Увидь ее царь, он мог бы и не согласиться на отречение от трона.

Тезис пятый: Власть не должна быть морально расшатанной и податливой.

В аппарате государства не должно быть невольно-добровольных агентов радикализма.

Строй не должен оставаться идейно обезоруженным. Нужны сильные мысли в защиту строя. А тот, кто их рождает и произносит, не должен находиться в безвестности и маргинальном положении.

"Немое большинство - девять десятых... не было пронизано либерально-радикальным Полем".

Тезис шестой: Интеллигенция не должна позволять себе забывать об интересах национального бытия.

К 1917 году национальное сознание, по словам Солженицына, было "отброшено интеллигенцией" и "обронено верхами".

Между тем интеллигентские понятия не должны заменять понятия государственные. В 1917 году они их заменили. Главной причиной революции Солженицын считает вековую дуэль общества и власти, либерально-радикальной интеллигенции и государства.

"Идеология интеллигенции слизнула своего государственного врага - но в самые же часы победы была подрезана идеологией советской, - и так оба вековых дуэлянта рухнули почти одновременно".

Тезис седьмой: Должны быть пресечены все удары террора.

Власть должна противостоять давлению насмешек и презрения в адрес существующего порядка со стороны либерально-радикального поля. Иначе это, пишет Солженицын, "размягчает к сдаче".

Тезис восьмой: Нужна гражданская смелость сопротивления революции.

"В Петрограде можно было кликнуть военные училища,... и они могли бы решить дело". Но великому князю Михаилу, которому по праву переходил трон, не хватило гражданской смелости.

Как считал Солженицын, у правителей произошел "... сдвиг зрения: из-за бушующей петроградской толпишки они не видели... нетронутого массива России".

Тезис девятый: Не надо начинать непонятных войн.

Россия была "брошена в войну без сознания новизны этого века и... состояния самой себя", пишет Солженицын. Все здоровые силы нации, по его словам, "были брошены не в ту сторону, создалось неестественное распределение человеческих масс и энергий, - ослаб государственный механизм".

Но при этом, по мнению Солженицына, "не сама по себе война определила революцию", но "издавний страстный конфликт общества и власти, на который война наложилась".

Тезис десятый: Не должно быть сословных обид и унижений.

Все необходимые реформы должны были пройти эффективно и вовремя, а не упираться в дремоту наследственного привилегированного класса, которого покинуло "государственное сознание". Правящий класс не должен был терять чувство долга.

"Если бы крестьянство... к войне уже было бы общественно-равноправно, экономически устроено и не таило бы сословных унижений и обид - петроградский бунт мог бы ограничиться столичными эпизодами".

Тезис одиннадцатый: Народ не должен забывать Бога. Нужна сильная и авторитетная Церковь.

Сильная авторитетная церковь, умеющая создать "духовное поле", противоположное либерально-радикальному, могла бы оказать сопротивление революционному разложению. Но неустроенное послекрепостное крестьянство морально падало и было готово к грабежу. А Церковь "была слаба и высмеяна обществом". Множились отступники от веры, хулиганы нападали на богомольцев еще до революции.

 

 

 


   
 
 

© «Центр поддержки отечественной словесности»

Rambler's Top100 Rambler's Top100