На главную страницу Написать нам

Новости премии
СМИ о премии

Литературные новости
Публикации

«РОССИЙСКАЯ ЛЕТОПИСЬ». ПОДЛИННАЯ ИСТОРИЯ «ДВЕНАДЦАТИ СТУЛЬЕВ»

Владимир Бычков / РИА Новости, 25.06.2018

Восемьдесят пять лет назад скончался Николай Дмитриевич Стахеев –  золотопромышленник, купец 1-й гильдии, меценат, племянник художника И.И. Шишкина, коллекционер живописи.

Он владел несколькими домами в Москве. В частности, построил дворец на Новой Басманной улице. С ним связана весьма занимательная история, послужившая для Ильфа и Петрова отправной точкой для сюжетной линии "Двенадцати стульев". Но об этом позже.

Стахеевы родом из Елабуги. Отец Николая Дмитриевича – купец 1-й гильдии, избирался елабужским городским головой. На начало XX века Стахеевы входили в список 30 богатейших предпринимателей России. По версии журнала Forbes, их состояние в 1913 году было эквивалентно 143 миллионам тогдашних долларов. Будь это состояние перенесено в наше время и пересчитано по нынешнему курсу, Стахеевы были бы мультимиллиардерами. Они владели золотыми приисками, нефтяными промыслами, фабриками, заводами, пароходами… Но все же основу их благосостояния составляла торговая деятельность. Впрочем, она и сегодня остается одной из самых доходных сфер бизнеса. Возьмите, к примеру, Walmart. Что это такое? Сеть супермаркетов в США. А ее основатель Сэм Уолтон – это американский аналог Стахеева.

У русских предпринимателей тоже были магазины по всей России. А еще Стахеевы скупали хлеб, продавали его не только по всей России, но и за границу. Поставляли в Сибирь в огромном количестве сахар и промышленные товары. Потом они стали торговать бакалеей, драгоценными металлами и много чем еще.

Ну а вершиной бизнеса Стахеевых стало создание одного из крупнейших монополистических объединений начала XX века – концерна Путилова – Стахеева – Батолина. Он объединил ряд наиболее прибыльных предприятий почти во всех отраслях промышленности. Акции торгового дома Стахеевых высоко котировались. Их даже приобретал Николай II и члены императорской фамилии.

Дворец в Москве на Новой Басманной улице для Николая Дмитриевича Стахеева возвел архитектор Михаил Бугровский. Чего там только нет! Огромный двухсветный холл с беломраморной лестницей в "греческом стиле", парадные апартаменты с "готической" столовой, "мавританская" курительная, залы в стиле классицизма, барокко. До сих пор хорошо сохранились обильная деревянная резьба, паркет сложного рисунка, витражи, мраморная и лепная отделка.

Стахеев жил на широкую ногу, но не забывал и о благотворительности. В частности, он внес значительный вклад в обустройство крымского города Алушта. Много путешествовал, был завсегдатаем казино в Монте-Карло. Каждый его приезд туда сопровождался повышением курса акций игорного дома. Говорят, один раз он проиграл в казино 15 миллионов золотых рублей…

А позднее Стахеев стал литературным героем – прототипом Кисы Воробьянинова из романа "Двенадцать стульев". После революции коммерсант вернулся из-за границы в Москву, чтобы забрать из тайника дома на Новой Басманной драгоценности, но был задержан советскими спецслужбами. Говорят, на допросе Стахеев предложил сделку самому Дзержинскому: он рассказывает, где спрятаны ценности, а ему назначают пенсию. Условия были приняты: Стахеев до конца жизни получал пенсию, а на часть его сокровищ архитектор Щусев построил большой Дом культуры железнодорожников на нынешней Комсомольской площади. Об этой истории узнали журналисты железнодорожной газеты "Гудок" Илья Ильф и Евгений Петров, и она стала фабулой их знаменитого романа.

А дворец Стахеева был отдан под Центральный дом детей железнодорожников. Там работало множество творческих и технических кружков и секций, в которых занимались, в частности, Олег Даль, Валентина Толкунова, Олег Басилашвили…

Кстати, кое-что о Достоевском. При чем тут Достоевский? Он всегда при чем. Помните одного из героев "Двенадцати стульев" – отца Федора Вострикова, который писал очень любопытные и познавательные письма своей жене из разных городов и весей страны? Эти письма Востриков неизменно заканчивал словами: "Твой вечный муж Федя". Так подписывал свои письма жене великий писатель: "Твой вечный муж Достоевский".

Что ж! Ильф и Петров были тогда молодые, зубастые и талантливые острословы. Видимо, решили слегка "похлопать по плечу" и Достоевского заодно. Этакое литературное амикошонство. Оно в те годы было в моде. Вот и Маяковский обращается к памятнику Пушкину со словами:

Александр Сергеевич,

       разрешите представиться.

             Маяковский.

Потом долгая бравада, шуточки. И, наконец, революционный поэт выпаливает:

После смерти

    нам

         стоять почти что рядом:

вы на Пэ,

     а я

         на эМ.

А вот здесь ошибочка! Как-то не получается стоять-то рядом. Слишком велика разница! Еще Мольер верно заметил: бывают вязанки дров и просто вязанки.  

 

 

 


   
 
 

© «Центр поддержки отечественной словесности»

Rambler's Top100 Rambler's Top100