На главную страницу Написать нам

Новости премии
СМИ о премии

Литературные новости
Публикации

ИЗНАСИЛОВАНИЕ ЛИТЕРАТУРЫ: В 2018-М НЕ БУДЕТ САМОЙ ПРЕСТИЖНОЙ НОБЕЛЕВКИ

Владимир Добрынин / Известия, 03.10.2018

Комитет по вручению Нобелевских премий Шведской академии не будет определять лауреата 2018 года по литературе. Всему виной грандиозный скандал на сексуальной почве, разразившийся несколько месяцев тому назад. Подробности — в материале европейского корреспондента «Известий».

Работа не по специальности

В понедельник, 1 октября, Стокгольмский суд приговорил гражданина Жан-Клода Арно к тюремному заключению. В обвинительном вердикте прозвучало — «за изнасилование». Подобными делами, увы, в наши времена судопроизводство просто завалено, и не только в Швеции. Вряд ли бы на этот случай общественность обратила внимание, если бы не личность преступника.

Жан-Клод, оказавшийся в центре скандала, буквально «обвалил» Нобелевскую премию по литературе в этом году. Ведь он был одним из влиятельных членов жюри, от голоса которого зависел исход этого самого почетного конкурса наивысших достижений в области литературы.

Арно добрался до столь высокого положения благодаря недюжинным способностям к коммуникации и развитой интуиции. Он позиционировал себя как фотографа и драматурга, хотя всё его образование исчерпывалось средней школой и курсами подготовки электриков. А рухнул Жан-Клод с сияющего олимпа буквально в одночасье: он был признан виновным в одном из двух случаев изнасилования, в которых его подозревали. Оба произошли семь лет назад, в 2011 году.

Адвокат Арно, Бьорн Хуртинг, заверил шведские СМИ, что его клиент будет обжаловать приговор. Ранее он отрицал обвинения против Арно, описывая их как «охоту на ведьм».

Ушел за дровами

Жан-Клод Арно родился 15 августа 1946 года. Его родители никогда не были связаны брачными узами, а мать, как выяснилось, не питала особого желания воспитывать некстати появившегося на свет малыша. Отец же, напротив, очень был к нему расположен и забрал к себе. По мнению родителя, из мальчика должен был получиться достойный продолжатель дела отца, занимавшегося торговлей и поставками древесины.

В 1969 году 17 летнего юношу, к тому времени освоившего азы профессии электромонтера, папа отправил в Швецию на поиски оптовиков, торгующих дровами, — заключить первую сделку. Так будущий «режиссер, фотограф и финансист» появился в Стокгольме, из которого во Францию вернулся очень и очень не скоро.

Поставок леса отец так и не дождался.

Потертая кожаная куртка, волнистые волосы с ранней сединой (кто знает — настоящей ли?) и небрежно обнимающий шею полосатый шарф — молодой француз своим видом производил на всех впечатление скорее человека искусства, художника или фотографа, чем коммерсанта. Именно этот имидж и подтолкнул его к записи на курсы мастеров фотосъемки.

До обучения, правда, дело не дошло: через пару дней топтания бордюров у входа в Стокгольмский драматический институт он познакомился с Катариной Фростенсон, будущим членом Шведской академии, а тогда еще талантливой студенткой этого вуза, которой рассказал полную невероятного напряжения историю об участии в сражениях на баррикадах в Париже в 1968-м и перспективах реализовать свой фотографический гений.

Свидетельство о поступлении на курсы здесь оказалось весьма кстати. После чего будущая писательница, уже тогда подававшая большие надежды, ввела «французского героя» в круг «лиц искусства». В обращении с которым и подчинении которого себе Арно проявил незаурядные способности, постепенно, ступенька за ступенькой, поднимаясь не только к почти безграничному влиянию в творческой среде, но и к материальному богатству.

Этому во многом способствовала успешная литературная деятельность госпожи Фростенсон (ставшей к тому моменту женой Арно), которая периодически получала различной статусности премии за свои книги. К 1989 году супружеская чета окрепла в связях и финансах настолько, что учредила «Форум» — клуб любителей книги, ставший центром культурной активности Стокгольма и… настоящей черной дырой, в которой исчезали спонсорские поступления и пожертвования меценатов, направляемые на поддержку театра, кино и литературы.

Куда ушли деньги, шведская пресса ответа пока не нашла.

Когда 0 равен 2

Суд приговорил Арно к двум годам лишения свободы, минимальному наказанию, предусмотренному за подобное преступление. Прокурор запрашивал для него три года, а максимум, который светил ему по соответствующей статье Уголовного кодекса Швеции, — шесть лет.

Хотя никаких физических доказательств следователям добыть не удалось, суд посчитал, что обращения заявительницы и показаний семерых свидетелей достаточно для осуждения по одному из двух эпизодов, вменявшихся ему.

Здесь необходимо небольшое отступление. Да, Арно далеко не святой альтруист, а скорее ухватистый и оборотистый игрок в шведском культурном истеблишменте. Но при всем этом улик на него — ноль. Но, видимо, очень требовался скандал в аккурат к Нобелевской церемонии.

В ходе расследования правоохранители получили заявления от 18 женщин о домогательствах, попытках вступить в сексуальный контакт и изнасилованиях, совершенных Арно. К моменту слушаний остались только жалобы двух заявительниц, а до конца пошла лишь одна из них.

Ее имя прессе не сообщили. Да и в суде она фигурировала просто как «жертва», дабы огласка ее реальной фамилии не повлекла нежелательных для дамы последствий. В ходе слушаний заявительница сообщила, что в 2011 году Арно, в то время 65-летний, склонял ее к оральному сексу против ее воли.

Расследование началось в ноябре прошлого года, когда в шведской газете Dagens Nyheter появилась информация об обращении в правоохранительные органы 18 женщин, сообщавших о домогательствах со стороны «влиятельной в сфере культуры персоны, близкой к Шведской королевской академии наук».

Вся шведская пресса тут же кинулась разыскивать, кто же скрывается за этим определением. Примерно через три дня, когда в СМИ просочилась информация, что разыскиваемая персона — «драматург и фотограф шведской сцены», все стрелки сошлись на Арно, муже скандинавской писательницы и члена академии с 1992 года Катарины Фростенсон.

В потоке лжи

За время раскрутки криминально-сексуального сюжета всплыли многочисленные инциденты с участием Арно и нескольких заметных фигур из мира культуры. Как правило, жаловались жертвы приставаний, Арно домогался их на различных вечеринках. Случалось такое и в офисах Академии в Стокгольме и Париже.

Писательница Габриэлла Хоканссон рассказывала, как на вечеринке по случаю ее дня рождения Арно запустил руку ей под юбку. Литературный критик Элиза Карлссон заявила, что с ней произошло все точно по такому же сценарию.

Вот после такого скандала институт и разорвал отношения с Арно, его уголовное дело вызвало внутренний конфликт, который привел к отставке восьми ученых в последние месяцы. Шведская академия впервые за семь десятилетий объявила, что не будет присуждать никому Нобелевскую премию по литературе в 2018-м.

Жан-Клод сумел стать ключевой фигурой в эпицентре влиятельных культурных кругов. Его друзья или коллеги, с которыми он путешествовал со встречи на встречу, с банкета на банкет, утверждали, что он отличный оперный режиссер. Хотя назвать оперы, которые тот поставил, затруднялись. Впрочем, никто и не требовал. В светской тусовке устоялось мнение, что он — отличный фотограф. Несмотря на то что никто никогда не видел его выставки.

Только после того как против Арно открыли дело, критики и культурная элита решили полюбопытствовать, какое выдающееся слово в фотографии было произнесено этим мастером. Неожиданно выяснилось, что кроме нескольких кадров, опубликованных в одной книге стихов его жены, ничего за этим «виртуозом выдержки и диафрагмы» нет.

Он похвалялся эпизодами своей биографии, которые восхищали шведов: вдохновенно и с чувством повествовал, как воевал «против диктатуры де Голля на улицах Парижа» в мае 1968 года. Все считали, что во Франции он был известным человеком, который также учился в École Normale Supérieure, где в свое время получили образование философ Жак Деррида, теоретик культуры и историк Мишель Фуко, философ и социолог Пьер Бурдьё, консервативный политик Ален Жюппе или социалист Лоран Фабиус.

Все, что пахло французским постмодернизмом, пьянило прогрессивные круги шведского общества, в которых Арно вращался в 80-е и 90-е годы прошлого века.

Удачный брак, заключенный в 1978 году, вознес его на недоступную для многих вершину — он сумел втереться в группу ученых, которые выписывают самую важную премию в области мировой литературы.

А в 2015 году Жан-Клод Арно стал кавалером Ордена Полярной звезды — престижного знака отличия, который вручается по предложению министерства культуры Швеции иностранцам за заслуги перед королевством Трех корон. Этот орден стал вишенкой на торте в бурной карьере Арно.

Но десерт оказался невероятно горьким для шведов, спустя несколько лет почувствовавших себя обманутыми ловким французом.

«Вот почему, когда скандал выплеснулся в прессу, от Академии понесло ароматом фекалий, — с нескрываемым сарказмом отметила испанская El Confidencial. — С того момента всё, к чему прикасался или просто имел отношение Арно, стало вызывать приступы тошноты».

Но еще хлеще запахла жизнь для самого Арно: вдруг выяснилось, что все 50 лет его пребывания в Швеции состояли из одной большой непрекращающейся лжи.

 

 

 


   
 
 

© «Центр поддержки отечественной словесности»

Rambler's Top100 Rambler's Top100