На главную страницу Написать нам

Новости премии
СМИ о премии

Литературные новости
Публикации

ТАТЬЯНА РУДИШИНА: «БАБУШКИ ПОКУПАЮТ ВНУКАМ КНИГИ СВОЕГО ДЕТСТВА, А КОГДА ДЕТИ ИХ НЕ ЧИТАЮТ, РВУТ НА СЕБЕ ВОЛОСЫ»

Анна Ефимова / Мел, 27.02.2019

Татьяна Рудишина — один из составителей каталога «100 лучших новых книг», который выходит уже 12 лет. По нему российские библиотеки формируют фонды детской литературы. На международном конкурсе юных чтецов «Живая классика» «Мел» поговорил с Татьяной о том, что сегодня читают дети, почему учителя не любят современную литературу и зачем каждому ребёнку надо прочитать «Гарри Поттера».

В каталоге «100 лучших новых книг» много познавательной литературы. Книги, где простым языком рассказывается о сложных вещах — как устроены животные, что такое темнота и свет, даже о разумном потреблении и загрязнении экологии. Почему сегодня к ним такой интерес?

Сейчас родителями становятся девочки и мальчики, чьё детство пришлось на 90-е годы. Они боятся, что их дети не получат того, чего им самим не досталось, и стараются по максимуму вложиться в ребёнка. Они первыми покупают детям «правильные» книги, которые не просто займут их время чтением, но и позволят почерпнуть для себя что-то новое и прикладное.

Помню, в 2011 году мы с коллегами расстраивались, что к 300-летию Михаила Ломоносова российские издательства выпустили мало познавательных книг. Сегодня появились новые типы познавательной литературы, например, научно-познавательные книги, нацеленные на семейное чтение, или научные комиксы.

Между текстовыми изданиями и книжками-картинками, где практически нет слов, сейчас вообще большая конкуренция. Это совершенно другой, визуальный способ подачи информации — хоть заново учись читать.

То, что постепенно уходит из обихода — энциклопедии. Сегодня этот жанр не так востребован: очень многое, что касается научных сведений, можно спокойно найти в сети. Когда мы только начинали делать каталог, они были в большом ходу, но уже на тот момент себя сильно дискредитировали. Большинство из тех энциклопедий делали на коленке, в книгах попадались непроверенные факты.

Каталог всегда начинается с подборки новых книг со стихотворениями для детей. Это потому что поэзия востребована или наоборот, вы воспитываете таким образом у читателей к ней интерес?

Есть современная интересная поэзия, но она издаётся маленькими тиражами. Спрос на неё небольшой — время прагматическое. Но я всегда говорю своим коллегам то ли в шутку, то ли всерьёз — пока жива, буду настаивать, чтобы каталог начинался с поэтической странички. Поэзия — это квинтэссенция языка, его ритм и образность. Таких книг не очень много, и всегда есть возможность посмотреть всё и отобрать лучшее.

На кого каталог ориентируется — на библиотеки, которым нужно закупить самые разные издания, или на читателей, чтобы они могли без посторонней помощи выбирать, что читать?

Изначально перед нами стояли сугубо профессиональные задачи — помочь московским, а также региональным библиотекам комплектовать фонды. Библиотеки в течение года часто получают финансирование неравномерно. Заказывать книги приходится срочно, когда появляются деньги, так что времени и возможности разбираться, какая книга подошла бы лучше, у них нет.

Параллельно с профессиональным сюжетом развивался другой, читательский. Родители, учителя, даже дети стали пользоваться каталогом, который мы разослали по библиотекам, самостоятельно. Изначально у каталога был яркий, запоминающийся дизайн, на который они обращали внимание. За это хочется поблагодарить наших партнёров, издательство «Самокат».

Когда в 2007 году мы собирали первый каталог, серьёзно опасались, что заявленную сотню книг отбирать будет не из чего. Рынок детской литературы в России переживал не лучшие времена. Новые книги появлялись редко, зато много переиздавалось старых. Одной из задач каталога была и остаётся поддержка маленьких издательств, которые рискуют и выпускают книги молодых авторов.

Получается, угадать, какие книги однозначно понравятся читателям, а какие — нет, невозможно?

Сложно делать однозначные прогнозы, какую книгу будут читать, а какая будет пылиться на полке: современные семьи, родители и дети очень разные. Идеи носятся в воздухе, и, бывает, издательства в одно и то же время выпускают книги на схожие темы. В прошлом году, например, у нас сложилась подборка книг разных жанров про маяки, а в этом — про китайские сказки и мифологию.

Взгляд бабушек и дедушек на то, каким должно быть чтение внуков, наверное, сильно отличается?

Выбирать литературу для внуков — это священное право бабушки. Говорю это, будучи бабушкой сама. Но ваш вопрос — палка о двух концах. Пусть в библиотеке малыша будет Корней Чуковский, которого наверняка купит бабушка: таких авторов не много. Именно через их произведения передаётся культурный код. Он в том числе делает нас похожими, учит мыслить образами, которые знакомы разным поколениям.

У меня есть два внука-подростка и маленькая внучка. Мальчики при встрече завели привычку рассказывать мне, что они читают в данный момент. Понятно, что, когда бабушка занимается современной литературой и знакома со многими писателями, у внуков нет недостатка в хорошей современной подростковой литературе. Но их личный выбор непредсказуем. Недавно внук признался, что из летнего чтения ему больше всего понравился «Выстрел» Пушкина. Он у нас парень простой и не будет хитрить, чтобы сделать бабушке приятное.

Бабушки покупают внукам книги своего детства, а когда дети их не читают, рвут на себе волосы. Не нужно быть диктатором, когда речь заходит о выборе книг. Я помню, как взахлёб читала «Трёх мушкетёров» в четвёртом классе. Моему сыну и старшему внуку слишком рано попали в руки, и они даже не стали их читать. Я не делала из этого катастрофы. Мне вообще кажется, что чем старше ребёнок, тем самостоятельнее должен быть его выбор книг для чтения.

А как же школьная программа?

Приведу пример. Мы в библиотеке подводили итоги летнего чтения со школьниками. Я спросила у детей, знают ли они любимую книгу своих родителей. Один мальчишка ответил: точно знает, что у его мамы — это «Гарри Поттер». «А у тебя? — Не, мне он не нравится», — сказал он и, как мне показалось, оглянулся на свою учительницу.

В учительском сообществе есть люди, которые диктуют, что только классика имеет право на прочтение, а качество всей современной литературы заведомо сомнительно. Иногда мне даже кажется, что этому в большей степени подвержены молодые учителя.

Какими бы тяжёлыми ни были девяностые годы, в это время было столько педагогической свободы, сколько больше никогда не получал учитель. Сегодня учитель загнан в рамки. Он вынужден работать с классикой, потому что в неё точно никто не бросит камень.

Но того же «Гарри Поттера» многие тоже считают классикой, а в британских школах даже включают в школьную программу по литературе.

«Гарри Поттер» — отдельное явление, это уже больше, чем просто книга, в том числе коммерчески успешная. В этой книге сошлось очень многое — абсолютно обозначенное добро и зло, которые никак не перепутаешь, тема борьбы, дружбы, семьи — важных человеческих ценностей, да и её с главным героем-сиротой и красивым магическим допущением (кто из нас не мечтал быть волшебником?). Жаль, что в России книги переводили очень быстро и от этого не всегда удачно. Доходило до анекдота, когда в одной книге один и тот же герой назывался по-разному.

У всех книг-”страшилок», детективов, фантастики есть своя миссия. Это замещение реальных страхов: бояться под одеялом вместе с книжкой веселее. Эти книги учат сопереживанию и дают возможность испытать то, с чем ты никогда не сталкивался в жизни. Такая литература — как вирус, которым надо переболеть в определённом возрасте, если мы не говорим о качественных изданиях в этих жанрах, уже ставших классикой.

 

 

 


   
 
 

© «Центр поддержки отечественной словесности»

Rambler's Top100 Rambler's Top100