На главную страницу Написать нам

Новости премии
СМИ о премии

Литературные новости
Публикации

ПРОФЕССИЯ – «ЛИТЕРАТУРНЫЙ НЕГР»: ПИСАТЕЛЬ-ПРИЗРАК ИЗ БРЕСТА РАССКАЗЫВАЕТ О РАБОТЕ НА «ЛИТЕРАТУРНОЙ ПЛАНТАЦИИ»

Виктория Куземенская / Брестская газета, 25.09.2019

«Литературные негры» (или, как их иначе называют, писатели-призраки, книггеры, призраки пера, литературные рабы) существуют столько же, сколько живет издательское дело. Даже писатели-классики не брезговали «помощью» безызвестных соавторов: например, Александр Дюма-отец сотрудничал с романистом Огюстом Маке, который впоследствии подал на Дюма в суд иск о признании соавторства. В современном издательском мире, как рассказала нам наша собеседница Вероника, литературные негры «впахивают» на десятки и сотни известных имен.

Из журналиста – в призраки

Умением облекать мысли в слова Вероника отличалась еще со школьной скамьи. Закономерно, что далее был факультет журналистики, несколько лет работы в профессии и желание попробовать себя на писательском поприще. Мелочиться Вероника не стала и сразу написала роман, который отправила «самотеком» во все российские издательства.

«Тогда я была преисполнена надежд и радужных ожиданий. Мне казалось, что для успеха я сделала все необходимое: написала крепкий дебютный роман, который обязательно должны заметить, грамотно оформила всю «сопроводиловку» (синопсис, аннотацию, краткое содержание и т. д.), узнала контакты редакторов нужных отделов в издательствах. Действовала продуманно: до этого пару лет много общалась с другими новичками и уже состоявшимися авторами на форуме самого крупного российского издательства и в соцсетях, училась понимать, чего же хотят читатели и издательства, вникала во всю эту «кухню», работала над романом», – рассказывает Вероника.

Однако время шло, а тишину ожидания прерывали лишь стандартные отказы из издательств: «не наш формат», «нет подходящей серии», «издательский портфель заполнен до… года». Даже такой ответ был редкостью, ведь ежедневно на почту издательств приходят десятки и сотни рукописей, которые в итоге не удостаиваются никакого ответа. Этот поток, состоящий на 99% из откровенной графомании, редакторы издательств называют самотеком, и найти жемчужины в этой куче мусора непросто даже профессионалам.

Но Вероника утешала себя тем, что даже Хемингуэю, Набокову, Роулинг и Кингу когда-то тоже отказали десятки издательств.

«Однажды утром в электронном ящике оказалось долгожданное письмо – мой роман берут в работу. К письму прилагался договор, по которому мне полагался весьма скромный гонорар – что-то около 500$. Но я так хотела издаться, что за этот первый шаг в писательском мире согласилась бы отдать книгу и бесплатно. Собственно, так и получилось: книга вышла, а гонорар так и не заплатили, – улыбается Вероника, вспоминая свой «дебют». – Авторский пыл поугас, когда я поняла, что отдала книгу не тем и не туда. Ее выпустили, но на этом «работа» издательства закончилась. Без рекламы в современном мире движения нет. А издательства занимаются бизнесом: их цель – заработать, а не открывать миру таланты. Деньги вкладываются в рекламу уже известных авторов или в раскрутку серий – книг, объединенных одной популярной тематикой. Мода меняется: сначала «на волне» вампиры, потом зомби, затем книги по мотивам поттерианы и так далее… И ты, никому не известный автор, со своими 1-2 книгами оказываешься на обочине издательского бизнеса».

Именно в это время знакомый писатель предложил Веронике подзаработать, вступив в дружные ряды так называемых литературных негров: пишешь для других, твое имя нигде не указывается, но оплата выше, чем гонорар новичка, да и можно поднабраться опыта и завести полезные знакомства, которые потом пригодятся, чтобы издать свои книги. Вероника согласилась.

Будни литературного раба

Как уже упоминалось ранее, современное книгоиздание – это прежде всего бизнес. Потому в процесс работы над каждой книгой включены не только авторы, редакторы, корректоры и художники, но и отдел маркетинга, который зорко следит за продажами, проводит исследования рынка и, по сути, «заказывает музыку». Вкладывать рекламные деньги выгоднее не в отдельного автора, который за год может выдать от силы 2-3 книги, а в бренд или серии книг, которые будут выходить одна за другой. Здесь и возникает необходимость в писателях-призраках: чаще всего они работают в команде и способны выдавать большие объемы текстов, пусть и не обладающих высокой художественной ценностью, но удовлетворяющих читательский спрос.

«Далеко не всегда «литературные рабы» работают с издательством напрямую. Обычно сотрудничество проходит через одного человека, который пишет фабулу (что-то типа сценария) будущей книги и затем передает ее писателям. Чаще всего над книгой работает сразу несколько «призраков», чтобы ускорить процесс, каждый пишет свой кусок, – посвящает Вероника в тонкости этой кухни. – Потом редактор собирает все воедино, «причесывает» текст, чтобы не было очевидно авторство разных людей. К слову, в этом деле важно уметь подстроиться под «общий слог», в каком-то смысле не высовываться и не слишком стараться. Иначе ты либо провалишь сроки сдачи, либо будешь выделяться и «торчать» среди общего текста, либо,что еще хуже, начнешь относиться к своему тексту с авторским трепетом и станешь проблемой. И то, и другое означает моментальное прекращение сотрудничества. С «призраками» не церемонятся».

Услугами «писателей-призраков» издательства пользуются не только для наполнения «попсовых» серий. Самые продвинутые и хорошо себя зарекомендовавшие «книггеры» пишут для авторов – флагманов издательства, которые уже известны читателю, в раскрутку которых вложены огромные деньги. Как рассказывает Вероника, некоторых «известных» авторов и вовсе не существует, это всего лишь творческий псевдоним, за которым стоит десяток «писателей-призраков»:

«Понять, что за некого известного автора на самом деле пишет группа «призраков», довольно просто – стоит лишь посмотреть, с какой скоростью он выдает «нетленки». При обычной скорости написания автор может выдать 1 – 3 книги в год, ведь процесс включает в себя не только клацанье по клавишам, но и подготовку материала, выстраивание сюжета, несколько вычиток и редактирование написанного. Бывают недельные творческие кризисы, когда ты не можешь написать ни строчки. Можно сказать, что 3 книги в год – это уже очень плодовитый автор. Если книг больше, скорее всего, пишет не сам. Или не один. Хотя если автор только появился на издательском рынке и у него одна за одной выходят новые книги, то, возможно, он несколько лет писал «в стол» и пришел в издательство с десятком готовых книг».

Еще одна группа нанимателей «литературных рабов» – известные люди (звезды эстрады, политики, бизнесмены), которые для поднятия самооценки или поддержания статуса издают автобиографии. Обычно в их известных книгах ими самими не написано ни строчки. Писатель-призрак обрабатывает записанные на диктофон «мемуары» и превращает их в увлекательный рассказ либо выполняет работу, схожую с журналистской: собирает информацию, записывает интервью, возможно, даже встречается с заказчиком лично для уточнений и согласований.

«Может, для кого-то это станет открытием, но и 90% нон-фикшен (научпоп, справочная, историческая и прочая нехудожественная литература) пишется «призраками», – делится информацией собеседница «БГ». –  Сюда можно смело включить книги из разряда «100 способов привлечь мужчину», «Как выйти замуж за богатого», «Народный доктор: секреты целительства», «Таро на каждый день», «Неизвестные факты о династии Романовых» и прочее. Подобные книги пишутся чуть ли не «на коленке», но и платят за такую работу соответственно».

Выход из рабства

На «литературных плантациях» Вероника проработала около двух лет. Больших денег никто не обещал (при полной занятости сумма равна среднему заработку), а морального удовлетворения от работы и вовсе нет – ни тебе славы, ни признания, ни карьерного роста, ни даже простого человеческого спасибо. Опыт был получен. Вероника решила, что пора переключиться на что-то более «благодарное».

«Хоть таких писателей и называют литературными рабами, но выход из этого «рабства» проходит добровольно – просто не берешься за новый заказ. С развитием интернета стало возможным неплохо зарабатывать на копирайтинге, но при этом сохранить авторство. Человек, хорошо пишущий, сегодня без работы не останется, хотя в Беларуси за это пока платить не хотят – интеллектуальный труд не в почете. Я ушла в несколько другую сферу – компьютерные игры (перевод, локализация, написание диалогов, квестов и т. д.). Однако тут своя специфика: трудно, а порой практически невозможно работать удаленно, потому заказов мало, есть проект – заработаешь, нет – ждешь», – говорит Вероника.

На вопрос, почему наша собеседница ограничилась одной книгой под своим именем и, получив опыт литературного раба, не продолжила свой собственный писательский путь, она отвечает так: «Писательство – это сложный путь, который не гарантирует тебе славы, денег и признания. Это образ жизни, страсть, невозможность жить без этого. Как сказал Лев Николаевич Толстой: «Писать надо только тогда, когда не можешь не писать»».

Графоманы с выводом Льва Николаевича точно согласятся. «Их авторскому зуду можно позавидовать, – шутит Вероника. – Скорее всего, я когда-нибудь вернусь к этому делу, в голову время от времени приходят идеи сюжетов, образы персонажей. Но пока что я могу не писать, потому и не пишу. Чтобы выдать миру что-то стоящее, нужен жизненный опыт. Я в процессе его наработки. А дальше видно будет».

 

 

 


   
 
 

© «Центр поддержки отечественной словесности»

Rambler's Top100 Rambler's Top100