На главную страницу Написать нам

Новости премии
СМИ о премии

Литературные новости
Публикации

ДОРОГАЯ ВИКТОРИЯ ОЛЕГОВНА. КАК ПЕЛЕВИН ПОБЕДИЛ В СЕБЕ МУЖЧИНУ РАДИ НОВОГО РОМАНА «НЕПОБЕДИМОЕ СОЛНЦЕ»

Константин Мильчин / Buro247, 27.08.2020

Есть всего две новости из книжного мира, которые интересны широким массам трудящихся и праздных граждан: это вручение Нобелевской премии по литературе и выход очередного романа Виктора Пелевина. «Непобедимое солнце» появилось на прилавках 27 августа. Шеф-редактор Storytel и литературный критик рассказывает о книге и делится своими гипотезами о личной жизни самого известного и самого таинственного прозаика России.

Начнем с самого важного: Пелевин пишет «в Украине», но использует термин «Белоруссия». Почему он потакает украинским языковым пожеланиям, но игнорирует требование белорусов называть их страну «Беларусь» — загадка. Впрочем, есть и более глобальные новости, вернее, гипотезы. С большой долей вероятности мы можем утверждать, что Пелевин поменял гендер. О чем именно идет речь — о медицинской операции, изменении документов или просто о словесных экспериментах с самоопределением, мы не знаем. Однако обо всем по порядку.

Главную героиню зовут Саша Орлова, и она стереотипная представительница столичного креативного класса. Ей тридцать, она «певица, художница и актриса», она сочинила либретто к балету про кота Шредингера и танцует там «запасную бабочку». Ее духовный путь — это «транссерфинг, майндфулнес, суфийский танец, дзогчен». Саша — это средняя температура по больнице. Даже личная жизнь у Саши усредненная: например, одного из ее бывших зовут Егор, и он политолог. А мы же знаем, что все Егоры — политологи, а все политологи — Егоры.

В голове у Саши мешанина из предыдущих книг Пелевина, она рассуждает о патриархате, Шиве, пути к себе, считает, что Екатерина Великая — это «возомнившая себя Путиным Меркель». Богатый папа дарит Саше мешок денег на кругосветное путешествие. Саша отправляется в Стамбул и там знакомится с Софией, сперва с мечетью, потом с женщиной. София живет на яхте, где у нее собирается толпа Пелевиных. Один Пелевин рассуждает о том, что «эмодзи — это попытка правящей олигархии сдвинуть человечество еще ближе к стойлу», другой Пелевин пропагандирует ситхов и Первый Орден, третий Пелевин воюет с компанией Google и придумывает коллаборацию LGBTQIA+ и «Спрайта», напиток Spride. Четвертый Пелевин называет себя историком-эмпатиком и пытается всеми силами стал императором Каркаллой. С этим Пелевиным Саша начинает спать.

Пелевин-Каркалла — нежный и ласковый любовник, он целует ей пальцы ног и вообще ведет себя с Сашей, как раб с госпожой. Секс происходит в масках, на Саше — маска Луны, на Каркаллле — маска Солнца. После секса Саше снятся сны, во снах с ней разговаривает Пелевин от лица древнеримских юношей, но при этом шершавым языком пелевинских романов, используя обороты вроде «механика императорского культа пришла в действие». Так вот, в этих снах один август из династии Северов приходит на смену другому, древнеримскую камарилью богов сменяет Митра, Митру сменяет Непобедимое Солнце, где-то на периферии маячат иудейский бог и христианский Христос, а есть еще божественный Камень, который круче всех. Саша — типичная героиня пелевинской прозы. Его герой — это демиург поневоле, обычный человек, который по какой-то причине становится по могуществу равным богу. Для Саши придется придумать термин «демиургиня». Саша — это тоже, конечно же, Пелевин, самая яркая и интересная на фоне остальных скучных Пелевиных. Путешествие продолжается, и каждый его эпизод заканчивается эмодзи, ведь, см. выше, нельзя разочаровывать правящую олигархию. «Эмодзи_двух_чрезвычайно_красивых_и_совершенно_голых_девочек_спящих_в_обнимку_под_луной_таинственно_поблескивающей_на_их_древних_загадочных_масках».

Женские персонажи у Пелевина уже бывали, причем самые разнообразные. Перечислим некоторых из них: бисексуальная секс-работница, которая оказывается поменявшим пол советским партийным начальником; лиса-оборотень из древней хорошей семьи; секс-кукла, работающая в режиме «сучество и духовность»; разнообразные коварные богини, пожирающие мужчин; девушка с яйцами; Анна-пулеметчица, загадочная женщина из Серебряного века; содержанка, превратившаяся в боевую феминистку.

Секс между мужчиной и женщиной в прозе Пелевина неизменно присутствует, но он чаще всего в той или иной степени травматичен для мужчины. Сам секс описывается крайне целомудренно. Или, чаще всего, вообще не описывается. Редкие интервью лишь подтверждают образ человека сексуально закомплексованного, который при этом отчаянно храбрится: «Мне безумно нравятся украинские девушки, для знакомства с которыми у меня есть специальный почтовый ящик odichanie@yandex.ru. В принципе, девушка может прислать туда фотографии и резюме, даже если она не с Украины. Конфиденциальность гарантирую». Похоже, что женщины Пелевина пугают.

Последние романа четыре или пять к общему трепету перед женщинами прибавился конкретный страх перед грядущим феминистическим хамом или, вернее, хамкой. То тут, то там Пелевин пытался задеть коллективный феминистический разум. Писателю, который всегда пытался формировать интеллектуальные тренды, страшно, что он теперь неактуален, что он устарел, что он будет выглядеть нафталиновым цисгендерным динозавром. И вот капитуляция: главная героиня — женщина, нам рассказывают о ее мире, о ее сексуальности, о ее желаниях. Да, эта книга написана мужчиной, мужским языком, в ней отражены мужские представления о мире. Но еще ни один писатель-мужчина в русской литературе не продвинулся так далеко в сторону женственности.

Из некоторых отрывочных сведений мы знаем, что Пелевин для написания книг последовательно вживался в мир персонажей. В 1990-х, сочиняя «Чапаева и Пустоту», он одевался как типичный герой того времени — новый русский: малиновый пиджак, золотая цепь. Писатель экспериментировал с теми же веществами, что и его герои. Путешествия персонажей, географические, наркотические или духовные, — это те же самые путешествия, что совершил перед этим Пелевин. Как далеко он пошел ради того, чтобы написать книгу, где в качестве рассказчицы выступает женщина? В «Непобедимом солнце» можно найти разные намеки на смену статуса, от постоянных упоминаний «Матрицы», режиссеры которой, как мы знаем, теперь режиссерки, через постоянные упоминания о небинарности тех или иных персонажей к прямому указанию на то, что «выход из колеса страданий» (цель каждого буддиста, а Пелевин, как мы помним, один из главных пропагандистов буддизма в нашей стране) возможен «через трансгендерный статус». До свидания, Виктор Олегович, доброе утро, Виктория Олеговна. Многие думали, что роман будет про эпидемию и карантин, однако, с точки зрения Пелевина, есть в мире и более глобальные тренды.

 

 

 


   
 
 

© «Центр поддержки отечественной словесности»

Rambler's Top100 Rambler's Top100