На главную страницу Написать нам

Новости премии
СМИ о премии

Литературные новости
Публикации

ДУМАЙ КАК ШУЛЬМАН. ПОЛИТОЛОГ О ЛИТЕРАТУРЕ, ДЕТЯХ И РОССИИ

Анна Трубина / Канобу, 19.10.2020

Екатерина Шульман — российский политолог и публицист, которого, наверное, знает каждый от 18 до 40. Она может одинаково серьезно по косточкам разобрать как персоналистскую автократию, так и новые серии «Смешариков». Что думает самый популярный политолог России об Агнии Барто, женщинах-президентах и супе — в одном тексте.

Про образование и литературу

Я думаю, необходимо, чтобы у обучающихся на одном языке был общий корпус знакомых текстов, это не имеет отношения к литературной ценности и к воспитанию художественного вкуса или любви к чтению, но имеет отношение к созданию общего культурного пространства, которое делает их гражданами одной страны. Думаю, корпус литературы в средней школе прежде всего об этом.

Государственная задача воспитания гражданина — один из школьных приоритетов. За индивидуальное счастье ребенка, за развитие его вкусов и наклонностей отвечает семья, школа не должна его травмировать, она должна формировать граждан, которые потом будут мирно жить в общем социуме. Поэтому они должны получать общую усредненную картину мира, которая позволит им понимать друг друга. Мы должны избегать того, чтобы воспитывать людей каждого в своем пузыре. Семьи разные, унификация средней школы — необходимость.

Учить стихи наизусть необходимо, это ценное упражнение, развивающее мозг. Это не просто запоминание текстов, это составляет утешение, когда нет доступа к интернету или книгам, а еще говорят, что спасает от Альцгеймера. Мы все должны быть озабочены спасением от Альцгеймера — живем мы все дольше, телесная оболочка становится крайне уязвимой, а голову лечить до такой степени еще не научились. Интеллектуалы впадают в маразм реже.

Многие носители русского языка не умеют его выговаривать, многие имеют отвратительную недоразвитую дикцию, не открывают рот, у многих нет артикуляции и мимики. Не потому что они родились такими, а потому что не было возможности говорить с трибуны. Не все становятся лекторами. Усредненный гражданин с неподвижным лицом и закрытым ртом может провести всю жизнь до самой смерти. Школа — шанс научиться артикулировать, разговаривать правильно и своим лицом что-нибудь показывать.

Я надеюсь, что для того, чтобы вернуть дух свободы и творчества в школы необязательно забирать все деньги, продырявливать крышу и убирать с улиц полицию. Может, можно каким-то образом совместить достигнутый уровень благополучия с меньшей атмосферой запуганности со стороны администрации и учителей, у которых за одним плечом стоит Роскомнадзор, а за другим — генеральная прокуратура, и они не могут совершить никакого движения, чтобы не попасть под нецелевое расходование средств.

Прекратите заморачиваться по поводу произношения. Англоязычный мир привык к любым акцентам, страннее, чем китайцы, вы говорить не будете. Беспокойтесь о другом — вас маркируют как малообразованного человека грамматические ошибки и бедный словарный запас. Работайте над этим. Вас будут слушать не для того, чтобы послушать British English.

Информационная гигиена должна пронизывать все школьные предметы. Человек, который не умеет отделять главное от второстепенного и переходить от общего к частному, от частного к общему, будет вечной жертвой, с того момента, когда он выйдет со школьного двора во взрослый мир.

Про политику, женщин, суп и книги (да, снова)

В женщине президенте нет ничего невозможного, как и в мужчине президенте.

Главное в любой национальной кухне — суп. Это душа народа. Это стационарный нагрев, очаг, семья, жидкость.

Интеллектуала можно определить как человека, чьими основными вехами биографии являются мысли, которые пришли ему в голову. Все сильные впечатления, которые у меня были, так или иначе связаны с теми книгами, которые я читала, и мыслями, которые приходили в голову по этому поводу. Я замуж вышла в некоторой степени по итогам книги, написанной моим мужем — она произвела на меня сильное впечатление.

Будешь заниматься чем-то одним — будешь заниматься этим плохо.

Про детей

В наше время чтение литературы художественной считается престижным, а чтение в социальных сетях чтением не считается, хотя это тоже чтение. Если ребенок прочитал пост в Facebook, то мы не считаем это чтением. Надо осознать, насколько условны такие иерархии. Модифицируйте требования к ребенку — дети непрерывно читают и пишут, а вы хотите, чтобы он читал продленные тексты, напечатанные на бумаге? Вас материал тревожит?

Ваш список текстов не единственный возможный, не зацикливайтесь на том, что вам кажется престижным. Ваше дело — предложить, его право отказаться. А не настаивать: «Либо Агния Барто, либо смерть».

Источники: YouTube канал Екатерины Шульман, YouTube канал «ещенепознер»

 

 

 


   
 
 

© «Центр поддержки отечественной словесности»

Rambler's Top100 Rambler's Top100