На главную страницу Написать нам

Новости премии
СМИ о премии

Литературные новости
Публикации

ЖИЗНЬ В ЭПОХУ ВИКИНГОВ

Тит Адам-Давид / Нож, 22.02.2022

В издательстве АСТ вышла книга историка Джоанны Катрин Фридриксдоттир «Валькирии. Женщины в мире викингов». Работа посвящена образу валькирий в скандинавских сагах и стоящим за этим образом реалиям жизни женщин в средневековой Северной Европе. Опираясь на исторические и археологические свидетельства, автор пытается примирить легенды об ужасающих девах‑воительницах с повседневной жизнью девушек, матерей и жен. Как пишет Фридриксдоттир в предисловии, «в сагах встречаются душераздирающие истории о травмирующем опыте девочек и женщин, который и сегодня заставляет им сопереживать. Настоящая книга познакомит вас с разнообразными и увлекательными текстами, записанными в средневековой Исландии, культура которой позволяла представить женщин исполняющими разнообразные роли не только в этом мире, но и в потустороннем». Публикуем фрагмент из главы, посвященной тому, как женщины путешествовали в Средние века по просторам Скандинавии и дальним странам.

Многие скандинавы в эпоху викингов находились в постоянном движении, пытаясь заключить прибыльную сделку, надеясь на легкую наживу или в поисках новых земель для поселения. Они путешествовали не только по Скандинавии, но и устремлялись на запад (к Британским и Фарерским островам, Исландии, Гренландии и даже Северной Америке), на восток (к территориям современной России и Украины) и на юг (к северным окрестностям европейского континента). Кому-то даже удавалось добраться до Средиземного моря, Иерусалима и Миклагарда (Miklagarðr), как викинги называли Константинополь (букв. «великий город»). Археологические находки, сделанные во время раскопок захоронений, и артефакты, найденные на местах бывших поселений, вкупе с научным анализом костей позволяют делать выводы о том, что женщины путешествовали вместе с мужчинами. Свидетельства этому находят далеко на востоке (Россия и Украина) и на западе, вплоть до Ньюфаундленда. Население многих торговых центров и городов, появившихся на территории Скандинавии приблизительно в 800-е годы н.э., таких как Бирка (Швеция), Хедебю и Рибе (Дания) или Каупанг (Норвегия), изначально преимущественно состояло из людей пришлых. Ни маленькая девочка, ни женщина в дорогих одеждах, останки которых были найдены в Бирке, не родились в этом небольшом городке на озере Меларен в центральной Швеции (см. главы 1 и 2). Две женщины, останки которых найдены близ Треллеборга (Швеция), родились, по всей видимости, вдали от этого места, а пожилая женщина, чей скелет обнаружили в Йорке, была родом с юго-запада Норвегии.

Как путешествовали эти женщины? Одни просто пешком, другие, следуя примеру великанши Скади из мифов, передвигались на лыжах. Многие женщины были неплохими наездницами. В Норвегии конская упряжь отличалась невероятно красивой отделкой и узорными декоративными элементами. На территории Исландии очень часто находят женские захоронения, где также присутствуют останки лошадей. В письменных источниках мы встречаем упоминания о том, что женщины ездили верхом, так что лошадиные останки могут свидетельствовать не просто о жертвах, производимых в ходе похоронных обрядов, но и о том, что это делалось для того, чтобы женщины могли продолжать путешествовать и в загробной жизни. В «Плаче Оддрун» есть красивое описание того, как главная героиня, вскочив на вороного коня, пустила его «по ровным путям, пока не достигла палат высоких». Верхом едут на сражения и валькирии, а великанша Хюрроккин седлает волка, чтобы отправиться на похороны Бальдра (в качестве повода она использует змею). Этот же мотив мы встречаем среди изображений на погребальном камне (Hunnestad 3), найденном недалеко от Истада, на юге Швеции, в то время как в поэтической традиции волков часто называют «лошадьми великанов».

Даже океан не был для женщин препятствием. Скандинавы начали ходить под парусом на заре эпохи викингов, во второй половине VIII века, а уже к IX веку мастерство судостроения достигло впечатляющих высот. Среди захоронений в Осеберге есть курган, основой для которого стала вытащенная на сушу ладья. На землях с узкими фьордами, реками и озерами, таких как историческая шведская провинция Вестманланд, а также на побережьях Норвегии, Оркнейских островов и Исландии встречаются погребальные ладьи с останками знатных женщин. Они не только подчеркивают высокий общественный статус и богатство родственников умерших, но и служат свидетельством того, как были устроены и выглядели корабли викингов. Более того, родственники позаботились о том, чтобы в загробной жизни у этих женщин было и другое средство передвижения: в Осебергской ладье также нашли сани для передвижения по снегу и искусно украшенную лошадиную повозку, похожую на ту, что изображена на обнаруженном там же гобелене. В прозаическом вступлении к эддической поэме «Поездка Брюнхильд в Хель» (Helreið Brynhildar) говорится о том, что Брюнхильд сначала была сожжена на костре, а затем «была в повозке, увешанной драгоценными тканями», в которую были запряжены рыси. За исключением похоронного контекста мы мало что знаем о таких средствах передвижения в эпоху викингов.

В своей земной жизни многие женщины пересекали большие расстояния как по земле, так и по суше, пускаясь в трудные и потенциально смертельные путешествия по неспокойным морям, болотам или гористым местностям, чтобы заселить неизведанные земли и начать новую жизнь.

Археологические данные и исландские источники, включая «Книгу о занятии земли», указывают на то, что многие мужчины, считающиеся первопроходцами, путешествовали с женами и детьми. Имена этих женщин, равно как и их заслуги в таких экспедициях, чаще всего не упоминаются, но их следует признать настоящими пионерами наравне с мужчинами. Они были обязаны обладать исключительно волевым характером, отменной физической подготовкой, умом и готовностью взращивать потомство в условиях, которые порой совершенно этому не способствовали. Достоверных следов присутствия женщин-викингов в дальних краях немного. Например, в местечке Л’Анс-о-Медоуз на севере Ньюфаундленда, которое предположительно было зимним лагерем Лейва Эрикссона по прозвищу Счастливый, нашли пряслице, а в Норфолке была обнаружена женская брошь. Женские останки в традиционном одеянии викингов находили на восточных берегах Волги, в саамских поселениях на севере Норвегии, на юге Йоркшира и в землях, которые сегодня являются пригородом Дублина, на острове Мэн, а также на Оркнейских и Гебридских островах и по всей Исландии. Они могли быть торговцами или переселенцами, а могли быть выданы викингами замуж с целью укрепления политических связей.

Иногда викинги брали с собой женщин и детей, отправляясь в военные походы. Эти скопления людей были похожи на настоящие кочующие племена. Этот обычай мог существовать с тех времен, которыми датирован текст древнеримского автора Публия Корнелия Тацита «О происхождении и местоположении германцев» (прибл. 89 год н.э.), в котором есть такие строки: «Их близкие находятся рядом с ними, так что им слышны вопли женщин и плач младенцев». В «Англосаксонской хронике» есть запись о том, что в 893 году король Эльфред и его войска штурмовали крепость, построенную викингом по имени Хэстен в Бэнфлите (Эссекс). В хронике говорится, что «жену Хэстена и двух его сыновей отправили к королю» (в качестве заложников). В записи за 895 год также есть упоминание том, что перед сражением «своих жен даны оставили в Восточной Англии, когда покидали лагерь». Сведения о том, что среди войск викингов были и женщины, мы также встречаем и в континентальных письменных источниках. Массовое захоронение в Рептоне (Дербишире), которое считается местом захоронения последнего из убитых воинов Великой датской армии, насчитывает в общей сложности порядка 264 скелетов, среди которых есть женщины и дети (см. главу 2). Мы мало что знаем об этих людях, но недавние исследования подтвердили, что они были норвежцами, жившими в конце IX века.

В этих сражениях мужчины и женщины должны были выполнять самые разные задачи помимо военных. Большинство женщин, о которых мы читаем в «Англосаксонской хронике» и в текстах Тацита, по всей видимости, являлись женами викингов.

Кто-то, возможно, занимался обслуживанием воинов, помогая им с починкой одежды, приготовлением пищи, уходом за ранеными и больными (мы встречаем в исландских источниках подобного рода описания), а также заботился о мужчинах разными другими способами. Авторы пишут о том, что женщины укрепляли мужской дух. К примеру, в написанной на латыни поэме монаха Аббо Чернууса говорится о том, что во время осады викингами Парижа в 880-х годах женщины подстрекают своих мужей к ярости и ругают их за недостаток доблести. У Тацита мы встречаем слова о том, что «они же [матери и жены] доставляют им, дерущимся с неприятелем, пищу и ободрение». Фрагменты из «Песни валькирий» (см. предисловие) могли бы хорошо подойти в качестве «боевого гимна». Они, возможно, так и использовались, но документальных подтверждений этому у нас нет. В сагах женщин часто изображают искусными политиками, но они также могли участвовать при разработке военных стратегий или в переговорах о выкупе или перемирии. Чем бы ни занимались эти женщины на самом деле, очевидно, что коренные жители Рептона решили не рисковать и убили их вместе с мужчинами.

Женщины покидали родные земли не только по причинам, связанным с войной. Как мы уже выяснили, в «Саге о гренландцах» сообщается, что Гудрид «совершила паломничество в Рим». Скорее всего, это вымышленная деталь, добавленная специально, но традиции паломничества у викингов действительно существовали. В архивных документах монастыря Райхенау на берегу Боденсого озера (Швейцария) сохранились имена нескольких скандинавских женщин, которые, вероятно, останавливались там в XI веке во время своего путешествия к Святой Земле. Но существует вероятность того, что имена были вписаны кем-то другим. На руническом камне, воздвигнутом на берегу озера Меларен, есть надпись, сообщающая нам, что «Ингирун, дочь Хёрда, хочет отправиться на восток, к чужим землям, в Иерусалим». О том, добралась ли она к месту назначения, камень умалчивает. С приходом христианства женщины также перенимали новую религию. Не исключено, что они отправлялись в паломничество или, по крайней мере, мечтали о нем.

Сведения о женщинах-путешественницах заставляют нас пересмотреть свой взгляд и на тех, кто никогда не покидал родных земель. Возможно, переезды были неотъемлемой частью жизни женщин определенных профессий.
Известно, что на северо-востоке Швеции, где на закате эпохи викингов процветала культура рунических камней, работала резчица Гуннбьёрг, прозванная «Доброй», в то время как создателем камня на острове Мэн значится женщина по имени Турид. Считается, что руны еще на двух камнях также вырезали женщины, но их имена до нас, к сожалению, не дошли. Профессия камнереза предполагала не только владение грамотой и специальными навыками, но и определенную мобильность. Прочие ремесленники тоже порой переезжали из города в город в зависимости от степени востребованности их мастерства.

Саги указывают и на то, что если женщины куда-то уезжали, это не значит, что они не возвращались обратно. В «Саге о людях из Лососьей долины» Торгерд, мать Хёскульда после смерти мужа «не чувствовала себя счастливой в Исландии». Поэтому она решила «покинуть страну, захватив с собой все, что досталось на ее долю из наследства». В Норвегии Торгерд «нашла многочисленную родню и много именитых родичей». Она во второй раз выхоит замуж, но после смерти Хрута возвращается в Исландию, чтобы жить с Хёскульдом. В отличие от поездок, связанных с войной или торговлей, такого рода перемещения могли не оставлять почти никаких следов в захоронениях путешественниц. Ирландские и британские броши, изысканные столовые приборы и прочие необычные предметы, найденные среди погребальных приношений норвежским женщинам, обычно считались добром, награбленным их мужьями во время набегов на чужие земли. Скорее всего, это разумное объяснение, но нельзя исключать и другие возможности. Это вполне могли быть сувениры, купленные в дальних странах и привезенные домой. Если у нас есть доказательства того, что скандинавские женщины оказывались на территории современных России и Украины, то почему они не могли очутиться и в гораздо более близкой Англии, доплыв до нее за несколько летних дней, что-то купить и вернуться обратно?

Кроме того, женщины, носившие красивые броши из чужих краев, могли купить их у торговцев или других путешественников. В «Саге о Людях с Песчаного берега» (Eyrbyggja saga) Турид, жена Торбранда из Лебяжьего Фьорда (Исландия), встречает женщину по имени Торгунна с Гебридских островов. Путешественница привезла с собой украшения, платья, покрывала и прочие «сокровища, какие редко увидишь в Исландии». Турид упрашивает Торгунну продать ей хоть что-то, но та отказвается. Изделия ирландских и британских мастеров в те времена оцень ценились среди других народов, поэтому Торгунна, хвастаясь своим имуществом, тем самым доказывала не только свою состоятельность, но и возможность обладать редкими вещами из других стран.

 

 

 


   
 
 

© «Центр поддержки отечественной словесности»

Rambler's Top100 Rambler's Top100