На главную страницу Написать нам

Новости премии
СМИ о премии

Литературные новости
Публикации

«ШОРТ-ЛИСТ» КАК ЗЕРКАЛО РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

08.09.2006

Вчера в рамках XIX Московской международной книжной выставки-ярмарки, которая проходит в эти дни на ВВЦ, состоялась встреча с финалистами премии «Большая книга».

Имена трёх победителей пока неизвестны, сейчас произведения участников «короткого списка» оценивает жюри. В составе «судейской коллегии» более 90 человек - писатели, критики, издатели, библиотекари, кинопродюсеры и даже предприниматели («контрольный пакет» остаётся за литературным сообществом). Но даже важнее победы именно попадание в «шорт-лист», отражающий картину современной отечественной словесности - об этом сказал в начале встречи директор премии Георгий Урушадзе.
- Мы не только высказывали своё мнение о книгах-претендентах письменно, но и собирались раз в неделю и обсуждали их за «круглым столом», - приоткрыл секреты «кухни» Совета экспертов (который и сформировал «короткий список») Дмитрий Бак. – В «шорт-листе» представлены произведения, относящиеся к самым разным слоям: одни граничат с «массовой литературой» (не сливаясь с ней), другие предназначены искушённому читателю, есть роман-миф, фэнтези… Думаю, за результат никому из экспертов не стыдно.
- Попасть в финал - большая удача, - согласился Александр Кабаков, назвав своё появление в «шорт-листе» сразу с двумя книгами («Всё поправимо» и «Московские сказки») «чем-то фантастическим».

Впрочем, Кабаков – писатель признанный и маститый; более бурные эмоции вызвало появление в финале авторов не столь известных (что не умаляет литературных достоинств их произведений).
- Эксперты и жюри оценивают именно тексты, а не писателей, - подчеркнул Георгий Урушадзе. – Так, например, в «шорт-лист» попала рукопись молодого прозаика Александра Иличевского.
«Шайтан-звезду» Далии Трускиновской семь лет не брало ни одно издательство. Тем приятнее и неожиданнее стало известие о том, что роман вошёл в «короткий список» «Большой книги». Когда новоиспеченной финалистке позвонили из редакции одной газеты и стали поздравлять, она сначала не поняла, о чём речь:
- Поскольку это было через неделю после моего дня рождения, я решила, что поздравления относятся именно к нему, сказала «спасибо» и положила трубку.

Юрий Волков не воспринял выход в финал как чудо: после попадания своего «Эдипа Царя» в «длинный список» премии он дважды перечитал роман и понял, что книга очень хорошая и имеет все шансы пройти и дальше. Михаил Шишкин обрадовался не за себя, а за Наума Коржавина: «Этот человек своей жизнью и творчеством заслужил все премии, но не имеет ни одной». У Андрея Волоса возникли ассоциации со сценой из сказки «Старик Хоттабыч», когда Волька привёл старика на футбол и сердобольный джинн наделил каждого игрока отдельным мячиком - хорошо бы и всем финалистам дать по «премиальному мячу»:
- Премии очень важны для писателя, который, как правило, вынужден добывать деньги «литературными подтанцовками» - или нелитературными, что даже лучше.

Коллеги-финалисты дружно поддержали Волоса. «На такую страну, как наша, премий очень мало, - заметил Юрий Волков, никогда не зарабатывавший писательством на жизнь. – Думаю, со временем «Большая книга» станет своего рода «Нобелевкой» по литературе». Александр Кабаков даже заявил, что спросить «нужны или нет литературные премии?» - это всё равно, что спросить, надо ли чистить зубы. Другой вопрос – как сделать награду престижной (это, кстати, общемировая проблема: например, во Франции книги лауреатов Гонкуровской премии продаются достаточно туго).

Впрочем, «продвигать» литературные произведения в массы – занятие уже не писательское: этим должны заниматься издатели, промоутеры… Премии тоже играют немалую роль в «узнаваемости» книг.


Отвечая на вопросы, финалисты рассказывали о своём отношении к критике, главных книгах своего детства и многом другом. Кабаков, например, со школьных лет любит «Таинственный остров» Жюля Верна, а пушкинского «Дубровского» помнит наизусть и считает его образцовой литературой. На маленькую Трускиновскую неизгладимое впечатление произвёл том философских писем из собрания сочинений Ивана Андреевича Крылова: «Я ими зачитывалась и, сама того не желая, въехала в XVIII век».
- Понятие «детская литература» - это миф, - был категоричен Андрей Волос. - Это не специальные книги для детей, а такие, которые могут читать даже дети. Кристальная ясность языка и простые коллизии – вот всё, что нужно литературе.

Противоположные мнения были высказаны по поводу размещения своих произведений в свободном доступе в Интернете – в частности, на сайте библиотеки Мошкова. Юрий Волков выступил против, Андрей Волос и Далия Трускиновская не возражали (Далия Мееровна, правда, уточнила: «Если речь идёт о разовой акции»).
- У меня в библиотеке Мошкова висят почти все романы. Я с этим не борюсь, но и не считаю это правильным, - сказал Александр Кабаков, назвавшийся «горячим противником Интернета». – Я как писатель изготавливаю некий продукт, который должен быть продан, а не роздан.
- Читатель – мой гость, который может разделить со мною радость от написанного, а брать с гостей деньги – странно, - возразил Шишкин. Он же, отвечая на вопрос о судьбе русского литератора за границей, в отрыве от родного языка (Михаил живёт в Швейцарии), заметил: «Все свои самые важные тексты я написал вне России. Уехать из своей страны на время должен каждый писатель. Только тогда можно увидеть, чего ты лишился, чего ты стоишь».
«Рецепт», возможно, действенный, хотя и спорный. А о  том, поможет ли он кому-то победить в финале «Большой книги» или нет, мы узнаем в ноябре.
Ольга РЫЧКОВА







   
 
 

© «Центр поддержки отечественной словесности»

Rambler's Top100 Rambler's Top100