На главную страницу Написать нам

Новости премии
СМИ о премии

Литературные новости
Публикации

СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА: ПРОРОЧЕСТВО ИЛИ ДИАГНОЗ?

18.10.2007

16 октября в «Пушкинской гостиной» Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова состоялась встреча финалистов Национальной литературной премии «Большая книга» 2007 года со студентами и преподавателями филологического факультета. Пообщаться с самыми профессиональными читателями, специалистами по литературе и русскому языку, пришли Алексей Варламов («Алексей Толстой»), Лев Данилкин («Человек с яйцом»), Андрей Волос («Алфавита») и Алексей Слаповский («Синдром Феникса»). Во встрече также принимала участие эксперт премии, филолог и куратор литературного салона «На Самотеке» Наталия Попова. Она рассказала собравшимся, каким образом из обилия современной российской литературы Совет экспертов «Большой книги» выбирает лучшие образцы. В этом году в финал вышли произведения самых разных жанров – реализм, документальная проза, биографии. Членам жюри предстоит очень непростой выбор. Кстати, все гости, за исключением геофизика Андрея Волоса, – филологи по образованию. Однако, по их общему мнению, данная профессия нисколько не помогает писателю в творчестве, даже, наоборот, в чем-то мешает.

Мероприятие проходило в рамках «Года русского языка и литературы на русском языке», и много вопросов было посвящено излюбленным темам филологов. Как известно, произведения подлинного мастера всегда отличает неповторимый язык. Каковы источники обогащения языка, и может ли литература повлиять на языковое сознание общества – ключевые темы, которые обсуждались в ходе встречи. «Такую задачу я не ставлю, – заметил Андрей Волос, – хотя стараюсь писать правильно». С его точки зрения, писатель не является источником нового языка, он, скорее, «собирает сливки». «Несколько лет назад я купил дом в Вологодской области и благодаря своему деревенскому опыту написал повесть «Дом в деревне», – рассказал Алексей Варламов, — однако писатель в своих путешествиях, прежде всего, отправляется на поиски не новых слов и оборотов, а оригинального жизненного материала». Лев Данилкин и вовсе считает заимствование языка у тех или иных социальных групп невозможным: «Писатель всегда должен слышать музыку социального конфликта, который присутствует в любом времени. Его миссия - искать метафору современности, а дальше она подскажет стиль, язык, лексику».

Без сомнения, кладезем языка для всех является классическая литература. «Мы многому обязаны классикам, – заявил Алексей Слаповский.  – Мы используем традиции классической литературы, трансформируем их и передаем своим читателям». Лев Данилкин полагает, что перед авторами XIX века стояла сверхзадача – создать национальную литературу фактически из ничего, и они это сделали блестяще. «Современные писатели не менее талантливы, чем Достоевский и Гоголь, но оказались в невыгодном положении, – говорит он. – В условиях рынка, массового издания книг шедевры теряются, их трудно различить. Кто из вас, к примеру, помнит роман Алексея Слаповского «Они», «Учебник рисования» Максима Кантора? А эти книги, безусловно, являются шедеврами».

Сегодня в литературе ведется игра на понижение, цель которой - превратить читателя в потребителя, – уверен Алексей Слаповский. В этой игре участвуют издатели, критики и сами писатели, которые думают, не как лучше написать, а как продать книгу. «Доля квалифицированных читателей в нашей стране и в других странах составляет всего 5%, но этих пяти им много, желательно свести до одного. Я вижу такое хитроумие во многих книгах и стараюсь противостоять этому процессу как могу». Роль литературы, по мнению Слаповского, и заключается в таком активном и благородном сопротивлению диктату рынка.

С ним не согласился Волос, который убежден, что литература существует отдельно от жизни и не может повлиять на нее: «Писательство – это индивидуальное занятие, оно предполагает полное одиночеств. Не нужно обращать внимание на внешние провокации. Писатель творит в своем коконе». И все же сохранить непроницаемость кокона и железную выдержку не всегда удается. Варламова, например, пугает засилье телевидения, которое он считает врагом книги номер один: «Люди, руководящие СМИ, – безответственны, в своей деятельности руководствуются соображениями прибыли, и им не хватает государственного подхода». А вот Данилкин отсутствию государственного надзора только рад: «Литература сегодня занимает существенное место в культуре только потому, что власть пока ею не занялась».

В завершение ведущий вечера, профессор кафедры теории литературы филфака МГУ Олег Клинг спросил гостей, что они думают о пророческой миссии литературы. По мнению Варламова, пророческая литература в нашей стране закончилась с эпохой перестройки, и, может быть, это к лучшему. «Для меня последним пророком был Василий Шукшин, – признался он, – а современные писатели являются в большинстве своем социальными диагностами». Андрей Волос, считающий, что большинство книг описывает не будущее, а настоящее, придерживается сходного мнения. Литература для него – это специфическое средство общения, которое основывается не на логической, а на чувственной основе: «Только с помощью искусства, посредством сопереживания, можно что-то понять о другом человеке, на  уровне рассудка это нереально». Категорически не согласились с отрицанием пророческой миссии литературы Алексей Слаповский и Лев Данилкин. «Если литература не выполняет провидческих функций, чего она стоит?!» – риторически вопрошал автор «Человека с яйцом» - биографии одной из самых противоречивых фигур современной литературы Александра Проханова. «Литература способна разглядеть в человеке то, что может ждать нас в будущем, как, например Достоевский в «Бесах» разглядел будущих революционеров», – уверен Слаповский. «Парадокс нашего времени в том, что плохую книгу продать легче, чем хорошую, –  с грустью заявил он. - Нам подсовывают репейник вместо прозы», – и даже назвал несколько имен своих коллег по перу, раскрученных благодаря не таланту, а маркетинговым технологиям.

Действительно, в нынешнем книжном изобилии обнаружить качественную прозу очень непросто, но можно быть уверенным: произведения, попавшие в финал «Большой книги», удовлетворят самый взыскательный читательский вкус. А являются ли они пророческими, покажет время.


   
 
 

© «Центр поддержки отечественной словесности»

Rambler's Top100 Rambler's Top100