На главную страницу Написать нам

Новости премии
СМИ о премии

Литературные новости
Публикации

ЧЕМ БОЛЬШЕ ПРЕМИЙ, ТЕМ РАДОСТНЕЕ ПИСАТЕЛЮ

13.06.2008

12 июня финалисты «Большой книги»-2008 Маргарита Хемлин, Илья Бояшов, Владимир Шаров встретились со своими читателями в Центральном доме художника, где прочитали отрывки из своих произведений и ответили на вопросы. Встреча проходила в рамках III Московского международного открытого книжного фестиваля.

Эксперт премии проректор РГГУ Дмитрий Бак, открывая встречу, отметил, что в нынешний шорт-лист попали книги разных жанров, разной природы:  сборники рассказов, биография, романы, эссе – одним словом, все, кроме стихов. Именно эта черта и отличает «Большую книгу» от других —  она отвечает на вопрос, не какой роман или рассказ лучший, а какая книга в этом году станет литературным явлением вне зависимости от жанра. Это обязательно произведение с некой изюминкой, горчинкой, внутренним парадоксом. «Многие из нас, читателей, – высказал мнение эксперт, — соскучились по прозе, требующей вдумчивого прочтения, которая не привлекает торопливыми новациями и «интересностями», —  такой внутренний сюжет в выборе списка финалистов есть».

Произведения трех финалистов, пришедших на встречу, по мнению Бака, объединяет попытка философского взгляда на историю страны. Маргарита Хемлин, автор сборника «Живая очередь», в который вошли цикл рассказов «Прощание еврейки», повести «Про Берту» и «Про Иосифа» и другие, внесла существенное уточнение: «На самом деле мы объединены отчаянием: в какой-то момент показалось, что простые слова и простые истории никому не нужны, никому не нужен маленький человек…» И захотелось заступиться за этого маленького человека, за себя, ведь в сущности каждый из нас — это маленький человек в самом высоком смысле этого слова. Для Маргариты Хемлин писательство — это оправдание собственной жизни. В ее рассказе о страданиях в ХХ веке и о страданиях евреев, в частности, нет обычной ноты ужаса, отчаяния — это интонация простой истории. Как емко отметила сама автор, «я не хочу, чтобы о моей прозе говорили как о еврейской прозе, которая непременно иллюстрируется Шагалом, — я пишу о евреях как о людях».

Книга Илья Бояшова «Танкист, или «Белый тигр» парадоксальна и необычна: чудом выживший в танковых сражениях под Курском танкист Ванька Смерть начинает непримиримую войну с врагом — танком «Белый тигр».  Понятно, что сюжет для автора — всего лишь оболочка, в которую он облек вечную тему метафизической борьбы добра и зла, которая будет идти всегда.

Об авторе романа «Будьте как дети», прозаике Владимире Шарове можно сказать, что он пишет очень необычные романы, открывая читателю новые островки русской ментальности. «Мы прожили фантастически сложный, тяжелый ХХ век, – считает Владимир Шаров, – и все это может уйти в песок — и только литература может его сохранить. Мы знаем нашу жизнь в неком «мейнстримовском» варианте, который входит в учебники истории, между тем огромные пласты жизни уходят вместе с людьми, которые ее составляют, обычно это «бесписьменная» история, например, так случилось во время гражданской войны. Наша задача – сохранить эти островки смыслов». В общем виде  роман «Будьте как дети» — это попытка понять историю прошлого века, историю гражданской войны как «крестового похода» детей.

Отвечая на вопрос читателей о нужности литературных премий и возможности выстраивания иерархии с помощью литпремий, финалисты были единодушны  — премии нужны и читателям, и писателям. Для читателей они действительно становятся определенным критерием для выбора. «Может быть, когда люди говорят об иерархии, они тоскуют о критерии, – говорит Маргарита Хемлин. – Это вещь совершенно утраченная сейчас и совершенно невозможная. Но люди хотят критериев, если дали премию, значит, от этого следует вести отсчет».

Для Владимира Шарова самое страшное в творческом процессе, который протекает в полном одиночестве, — не успеть закончить произведение, которое пишешь. «Но когда ты написал, хочется, чтобы книгу твою прочитали. В современном мире премии способствуют тому, чтобы твои книги читались. Мир устроен довольно просто: когда люди собираются вместе и обсуждают книги, они обсуждают не разные книги, а одну-две, которые они все читали, иначе они не поймут друг друга».

Схожие представления и у Ильи Бояшова: ведь «марафон творчества растягивается на всю жизнь, писатель-одиночка лежит на диване или работает в тиши кабинета, а литпремия собирает разрозненную братию вместе, кроме того, она поддерживает литераторов — чем больше премий, тем радостнее писателю».


   
 
 

© «Центр поддержки отечественной словесности»

Rambler's Top100 Rambler's Top100