На главную страницу Написать нам

Новости премии
СМИ о премии

Литературные новости
Публикации

СВЕТЛАНА АЛЕКСИЕВИЧ: ЗЛО - ЭТО КРАСИВАЯ ТЕТЯ ОЛЯ

Евгения Коробкова / «Вечерняя Москва», 27.11.2014

Известная советская и белорусская писательница, один из претендентов на «Нобелевку» по литературе и «Большую книгу» этого года встретилась с читателями в книжном магазине «Москва» на Воздвиженке.

Книга Светланы Алексиевич «Время секонд-хенд» в этом году вошла в шорт-лист премии «Большая книга». По мнению некоторых критиков, именно обнесение писательницы премией стало главной интригой «Большой книги». Поэтому неудивительно, что множество вопросов на встрече было посвящено премиальным событиям и тому, читала ли Алексиевич труд победителя «Большой книги» Захара Прилепина.
- Читала, - ответила писательница. Половину книги действительно считаю очень удачной.
Алексиевич поблагодарила читателей, проголосовавших за «Время секонд-хенд» (по итогам читательского голосования книга опередила "Обитель" Прилепина и заняла первое место).
- Это еще одно свидетельство тому, что наш народ - умнее критиков, - отметила писательница.

О добре и зле
Сегодня как никогда прежде нам нужно сторожить в себе человека. Нам потребуется много мужества, чтобы сохранить себя.  В книге «Время секонд-хенд» есть рассказ о человеке, который в детстве очень любил тетю Олю. Это была красивая тетя: длинные волосы, красивый голос. И вдруг, когда наступили девяностые, родители сказали, что эта красивая тетя Оля донесла на своего брата в 37 году. Когда тетя Оля умирала, мой герой спросил ее: «тетя Оля, зачем ты это сделала?". Она ответила: "ну а где ты видел честного человека в 37 году»? Тогда он спросил: «а что ты помнишь о 37 годе?». Она ответила: «это были самые счастливые годы в моей жизни. Я была счастлива. Я была красивой, меня любили».
Так вот, я хочу сказать, что нет химически чистого зла. Зло – рассеяно и нельзя сказать четко: вот это - зло, а это - добро. Ведь зло – это красивая тетя Оля, которая живет рядом с тобой...

О современном обществе
Мне кажется, той энергии, которая была в девяностые годы, в людях уже нет. Появились страх, цинизм, равнодушие, агрессия. Я ехала в купе с одной женщиной, которая на полном серьезе говорила мне, что не будет ездить за границу, чтобы ее там «не шантажировали». «Это смешно, - сказала я, - кому вы нужны, кто вас будет шантажировать. Но женщина верила в то, что говорила».
Одна моя знакомая сказала: «пойду к батюшке, спрошу, могу ли я завести собачку». Я спросила: «а не пора ли тебе без батюшки решить за себя, за что ты можешь, а за что не можешь нести ответственность? Так и всем нам нужно самим ответить за себя: за что мы можем нести ответственность. Просто пойти в церковь и отмолить грехи – мало».

О следующей книге
Тридцать лет я писала историю красного человека. Мне кажется, я сказала все, что смогла понять о нем. Эта часть моей жизни закончилась. Но я задала себе вопрос, на чем человеческая жизнь держится, когда нет тотальной идеи.
И тогда стало ясно. Есть два стержня, вокруг которых держится жизнь: это любовь и смерть.  Поэтому я хотела бы написать две книги. В одной будут монологи мужчин и женщин о любви, а во второй - о смерти. Книга о любви – это не про секс, а о смысле жизни, о радости, о том, как это возможно. Я слышала, что, когда умирали старые грузины, они говорили, сколько из всей жизни наберется лет счастья. Эту цифру и ставили на могиле. Примерно о том же будет моя книга.

Женщины лучше помнят счастье
Удивительно, но это так. Я опрашивала мужа и жену о времени, когда они были счастливы. Женщина рассказывала красивую историю о том, как муж полз к ней на третий этаж с букетом цветов, чуть не сорвался... А муж слушал и удивлялся. Он ничего помнил и, уставший, старый, говорил: да не может быть, чтобы это я. Не зря говорят, что любовь – это невидимый третий. Он вселяется в нас, меняет нас. Но женщины помнят счастье больше.

О популярности за рубежом
В этом году за рубежом у меня вышло 14 книг. Больше всех – «Время секонд-хенд». Иностранцы особенно заинтересовались моими книгами. Почему? Потому что в мире появился русский фактор. Раньше нас не боялись, считали, что Россия вышла из игры. Оказалось, что совершенно не так, Россия, как говорят сегодня, встала с колен и заявила о себе. Западники не могут этого понять и ищут ответа в моих книгах.

О жизни за отечество
В мире существуют разные традиции. Например, мы с уважением относимся к  самурайскому кодексу чести и их обычаю делать харакири. Так  почему не может быть русского кодекса чести: жизнь за отечество. Я не считаю, что этого не может быть. Но я считаю, что жизнь не может стоить копейку.
Наши люди никогда не жили своей собственной жизнью. Для себя, для дома. Жизнь была унижена, нас в школе учили, что мы должны умирать за отечество. И никто не говорил, что мы должны быть счастливы и жизнь дана нам вовсе не для того чтобы погибнуть на Донбассе или на крыше чернобыльского реактора. Жизнь не дана для этого.
А то, что любить свою страну можно и нужно – это понятно и так.


   
 
 

© «Центр поддержки отечественной словесности»

Rambler's Top100 Rambler's Top100