На главную страницу Написать нам

Новости премии
СМИ о премии

Литературные новости
Публикации

ЗАХАР ПРИЛЕПИН: «ЧИТАЮ ДОЧКЕ КНИГИ ПЕРЕД СНОМ»

Захар Прилепин / Wday.ru, 29.11.2014

– По паспорту я Евгений Николаевич Прилепин. Когда в 29 лет написал первую книжку «Патологии», то почему-то решил подписаться Захаром. Прадед мой носил это имя. И отца тоже все звали Захаром – такое было прозвище. Я думал, что у меня будет одна книжка и на этом все закончится. Но как-то это все весело началось, книгу перевели на французский язык. Я написал вторую.

Я родился в деревне Рязанской области в 1975 году. Все мои предки по отцовской и материнской линии – крестьяне. Папа был учителем, мама – медсестра. Я – первый человек, получивший в нашей семье высшее образование. Я не выдаю себя за крестьянского сына. Я – городской, живу в Нижнем Новгороде. Мой дедушка говорил: «Хорошие у меня внуки, но в деревенской работе не понимают ни хрена». Это отчасти и про меня. Когда я был маленький, помню, что у нас было хозяйство, папа запрягал лошадь, пахал землю. Мама полоскала белье на речке. У нас были цыплята, куры.

Пишу в глухой деревне
– Большую часть времени провожу в поездках, по городам, странам и весям. А на зиму до марта уезжаю в отдаленную деревню. Она находится в лесу, дороги нет, мобильной связи нет, и всего 5-6 домов. Раньше в эти места убегали старообрядцы.

Мы – первые свидетели этой трудной эпохи исчезновения крестьянства, как класса, где создавался, оттачивался язык. И меня, как человека пишущего, это очень волнует. Люди из века в век совершали одни и те же действия, и это насыщало их необычайной мудростью. Происходил контакт между землей и небом. В городе все стремится к унификации.

«Я последний поэт деревни», – писал Сергей Есенин в 1924 году. Он немного ошибся. После этого была еще сильнейшая генерация деревенской прозы – Распутин, Астафьев, Шукшин. Но вот после этого уже больше ничего не появилось. На сегодняшний день последний поэт деревни – это я. Не знаю ни одно другого деревенского человека, добившегося серьезного успеха, который моложе меня. И не уверен, что они могут появиться. Потому что сейчас деревня – место деструктивное. Рядом со мной в глуши живет 8 подростков. Я вижу, что они никакого будущего не имеют.

– Я был читающим человеком с детства. У нас и в папиной комнате была библиотека, и в маминой, и в детской.

Когда говорят: наши дети не читают – это претензии не к детям, а к родителям, которые ставят телевизоры в каждую комнату и сами, как зомби перещелкивают все программы с утра до вечера. У меня четверо детей от одной женщины. Всем им мы с женой начинали читать книги, как только они начинали хоть немного понимать, то есть с полугодовалого возраста. Чтение вслух напрямую связано с первыми впечатлениями ребенка от жизни. Когда я бываю дома, то моей младшей дочке Лиличке читаю вслух дважды в день – перед дневным и ночным сном. Она видит книжку – и начинает радоваться. У нее стало появляться чувство юмора, какие-то опасения за героев. Все воспитание происходит через отцовское плечо, материнский голос. Найти 10 минут – никаких проблем нет.

Конечно, есть много хороших людей, которые ничего не читают. Но нужно понимать, что любой народ, любой этнос начинается со словесности, с героического поступка, национального кода, который зафиксирован в песне, в былине. И мы продолжаемся как народ, пока строчки Сергея Есенина являются нашей физиологией. Перестав читать, общество перестает существовать как нация. Приучайте своего ребенка к книгам и спасайте Россию.

– Мои первые книги – «Патологии», «Санькя», «Грех», «Ботинки, полные горячей водкой» – неразрывны с моей биографией. Шесть лет служил в ОМОНе, был в Чечне, когда там шла контртеррористическая операция. Я пришел в литературу с жесткими ощущениями отреагировать на время, передать всю ту боль и страсть, которую мне пришлось наблюдать и переживать.

Роман «Обитель» получился совсем другим. Со своим временем я разобрался и решил посмотреть с высоты сегодняшнего дня на события столетней давности – соловецкие лагеря 20-х годов. Гулаг как система еще не была создана, но уже начала зарождаться.

На Соловки мне предложил съездить мой товарищ, режиссер Александр Велединский (снял фильм «Географ глобус пропил»). Место меня заворожило. С одной стороны оно намоленно столетиями. С другой стороны, там всегда была тюрьма. Там сидели священники, проштрафившиеся чекисты, католики, буддисты, казаки, чеченцы.

Мистическая связь
– Я влез в архивы и три года непрестанно читал мемуары, документы, дневники, переписку. Затем понял, что внутри меня все стало вскипать, что я нахожусь уже внутри этой ситуации. Я всегда посмеивался, когда писатели начинают говорить, что они всего лишь проводники между небом и землей и просто записывают, что им господь бог надиктовал. Но вдруг я сам почувствовал мистическую связь. Сила какой-то инерции, которая находится вне меня, взяла и понялся. По сути ничего не приходилось выдумывать. Я ложусь вечером спать совершенно спокойно, зная что завтра я буду знать, что произойдет в следующей главе.

Один из центральных персонажей Федор Иванович Эйхманс, бывший латышский стрелок, первый комендант Соловецкого лагеря особого назначения, человек серьезно образованный, гений розыска. Удивительно, на Соловках он организовал ботанический сад, газету, журнал, музей.

В конце книги мне нужна была сцена моей встречи с дочерью Эйхманса. Я пытался ее разыскать, но не нашел. И тогда я решил: ты же писатель – придумай, как это могло бы быть.

Через три месяца после опубликования романа мне пришло письмо, подписанное Эльвирой Федоровной Эйхманс. «Здравствуйте, Захар. Мы никогда с вами не встречались. Я живу в США. Но я много лет жила в России, и у нас есть, видимо, какие-то общие знакомые, которые рассказали вам про обстановку в моей квартире, мою библиотеку, про то, как я наливаю чай. И очень много про моего отца, чего я сама и не знаю».

Я ей ответил, что я это все придумал. Она не поверила. И я подумал, что если я здесь угадал, то и в других местах не ошибся. И это наполнило меня некоторй писательской гордостью.


   
 
 

© «Центр поддержки отечественной словесности»

Rambler's Top100 Rambler's Top100