На главную страницу Написать нам

Новости премии
СМИ о премии

Литературные новости
Публикации

Я ЧИТАЮ. ВЕРА АЛЕНТОВА

Вера Алентова, Наталья Соколова / Год Литературы 2015, 15.04.2015

Вера Алентова: Сейчас очень много времени отнимает чтение различных новостей, связанных с тем, что происходит на Украине. Я там росла, поэтому меня не оставляют равнодушными происходящие там события. Смотрю по телевизору, читаю в Интернете, сравниваю с мнениями газет. На это уходит очень много времени. В результате только когда я ложусь спать, беру книгу в руки. Просто не могу без этого. Сейчас читаю роман «Свечка» Валерия Залотухи. Пока воздержусь от каких-либо оценок произведения, нужно дочитать до конца — увесистый двухтомник, почти две тысячи страниц, по объему почти как «Война и мир». Но что можно сразу отметить: книга очень хорошо написана. Роман отличает блестящий русский язык, что в наше время большая редкость.


«РГ» ВСПОМИНАЕТ ОТРЫВОК ИЗ РОМАНА ВАЛЕРИЯ ЗАЛОТУХИ «СВЕЧКА»:

А старости-то я и подавно не боюсь! Мне нравится в стариках их спокойствие, отсутствие бессмысленных страстей и, как это ни покажется странным, уверенность в завтрашнем дне.
Могу сказать больше — иногда я завидую старикам! Только и слышу — на улице, в метро, в магазине: «Молодой человек!» Или того хуже: «Паренек!» И уже совсем ни в какие ворота не лезет: «Мальчик!» Ну какой я, на фиг, мальчик, если на меня уже полтинник накатывает! Нет, я не заставляю себя уважать, уважать меня как раз не за что, но это несправедливо, в конце концов, по отношению к моим близким: когда иду с Женькой — думают, что я ее сын, когда с мамой — внук, а когда с Алиской — вообще черт знает что думают! Алиска, кстати, недавно говорит: «Я тебя со спины с Аркашкой Астраханцевым спутала». Каково мне это слышать, если этот Астраханцев — ее одноклассник и последняя любовь? Женька иногда надо мной подтрунивает: «Папа у нас моложавый», но я же вижу, что ей обидно, она — женщина и должна выглядеть моложе своего мужа. И вот — все вокруг худеют, а я толстею… То есть все вокруг пытаются худеть, а я — толстеть, чтобы выглядеть старше. Бесполезно! С трудом, преодолевая отвращение, я ежедневно выпивал перед сном сырое яйцо, разболтанное в стакане теплого пива с ложкой сахара и двумя ложками сметаны, — рецепт дала Мира, авангард прогресса в нашей семье, Женькина подруга, работающая кем-то в Доме кино. Спустя пару-тройку месяцев я действительно начал поправляться, но не так, как хотелось: у меня стал расти похожий на куриное яичко животик, прохожие поглядывали удивленно, видно в этом было что-то противоестественное. И когда Женька в сердцах обозвала меня беременным мальчиком, я с радостью прекратил употребление тошнотворного пойла и, что интересно, вернулся в свое обычное состояние чуть ли не на следующий день. Не сумев изменить свой вес, я решил изменить имидж — прибегнуть к помощи очков, хотя со стороны зрения никаких показаний к ним не было. Купив в метро недорогие без диоптрий очки, я принес их домой, надел, посмотрел в зеркало — крокодил. Хотя, когда примерял в метро, мне так не казалось, да и продавщица одобрила. Потом в комнату вошла Женька и усилила сравнение: «Вылитый крокодил!» Видимо, услышав, из своей комнаты прибежала Алиска и, коротко взглянув на меня, добавила: «Гена» — пожалела. Да это не беда, что крокодил, беда состояла в том, что крокодил оставался молодым, юным, это был зеленый крокодил!


   
 
 

© «Центр поддержки отечественной словесности»

Rambler's Top100 Rambler's Top100