На главную страницу Написать нам

Новости премии
СМИ о премии

Литературные новости
Публикации

ПЕРВЫЙ ЮБИЛЕЙ «БОЛЬШОЙ КНИГИ»

Елена Степанчикова / Еженедельник «Российские вести», 08 - 14 мая 2015

Десятый сезон премии Большая книга в самом разгаре. На пресс-конференции, созванной в подчеркнуто литературном месте — Мемориальной квартире А.С. Пушкина — был представлен длинный список премии. Из 338 произведений, поступивших из 46 регионов России (Бурятии, Татарстана, Хакасии и других) в адрес совета экспертов для рассмотрения, было отобрано 30.
Среди них заметны книги, уже успевшие заявить о себе, вышедшие из под пера маститых, известных авторов: Виктора Пелевина («Любовь к трем цукербринам»), Дины Рубиной («Русская канарейка»), Эдуарда Лимонова («Дед. Роман нашего времени»). Но, как отметил председатель экспертного совета Михаил Бутов, «в длинном списке не так много имен, регулярно мерцающих в премиальных литературных свитках», что, возможно, дает премии шанс открыть новых молодых авторов. Бросается в глаза, что в этом году представлено меньше биографических текстов, чем обычно. В этой области положительно отличилось издательство «Молодая гвардия», выпустившее в свет биографию «Андрея Вознесенского» Игоря Вирабова и труд Дмитрия Шеварова «Двенадцать поэтов 1812 года», которые попали в лонг-лист. Есть там и дебютные работы.

Характеризуя особенности юбилейной Большой книги, председатель экспертного совета отметил камерный характер премии этого сезона, который не похож на предыдущий уже тем, что в длинном списке нет рукописей. Обычно, имена авторов раскрывают на стадии шорт-листа, но в юбилейный год эту интригу премии поддержать не удалось. Более того, многие книги, как еще раз отметил г-н Бутов, уже получили пиар, на них было направлено внимание. Заметно возвращение русского романа и обращение к традиционной тематике, так называемой деревенской прозе. Корни этого явления, по мнению главы экспертного совета, лежат глубоко. Остается неизменным критерий оценки: рассматривается исключительно текст, ни имя писателя, ни издательство не могут служить дополнительным бонусом. Этим руководствуется экспертное сообщество. В составе совета экспертов этого года заместитель главного редактора журнала «Октябрь» Алексей Андреев, ответственный секретарь журнала «Знамя» Елена Холмогорова, филолог, издатель, редактор Алексей Михеев, литературный критик Юлия Рахаева, писатель Александр Сегень, заместитель заведующего отделом прозы журнала «Новый мир» Ольга Новикова, литературный критик Евгений Ермолин. Из семи экспертов юбилейного сезона трое представляют знаковые литературные журналы: «Октябрь», «Знамя» и «Новый мир», что может в значительной иллюстрировать утверждение Михаила Бутова, кстати, тоже выходца из «Нового мира», о тенденции возвращения традиционного русского романа.

Обозревателю «Российских вестей» удалось после пресс-конференции пообщаться с директором Государственного литературного музея Дмитрием Баком.

— Дмитрий Петрович, в длинный список попали те произведения, которые и дают основания говорить о возвращении традиционного русского романа. Существует ли какая-то взаимосвязь между толстыми журналами и этими романами?

— Нет. Думаю, скорее наоборот. Потому что роман — это жанр, который менее всего нуждается в толстом журнале. Сейчас сравнительно малое количество авторов начинают свои публикации с журнальной редакции, они сразу публикуются в издательстве. Не думаю, что здесь есть какая-то корреляция по формату.

— Была отмечена особенность этого сезона премии — все произведения длинного списка представлены уже вышедшими книгами, рукописных вариантов нет, что по условиям конкурса возможно. Значит ли это, что издательства набирают силу?

— Мне кажется, что просто поток авторов стал меньше, и издательства тщательнее работают. То, что в предыдущие годы попадали некоторые рукописи, характеризовало наличие чрезмерного спроса на рынке. Не всем удавалось пройти через издательства. А сейчас, думаю, что все мало-мальски талантливое издательство успевает издать. Но вот Алла Михайловна думает иначе.

К разговору присоединяется директор издательства «Время» Алла Гладкова:

— Здесь не совсем так, как сказал Дмитрий Петрович, потому что рукопись может выдвинуть только издательство. Автор таким правом не обладает, он может выдвинуть только изданную книгу. Поэтому если выдвинута рукопись, то это сделали либо издательство, либо член литературной академии.

— В чем разночтение мнений?

— Дмитрий Бак сказал, что на рынке ситуация сложная и издательства тщательнее подходят к отбору рукописей. Наоборот, исходя из его логики, раз ситуация сложная, то мы не все успели бы издать, потому что денег на все не хватает. Поток-то рукописей не уменьшается. Могу сказать про свое издательство: в день мы получаем десятки предложений, которые нам даже сложно рассмотреть. Да, мы подавали рукописи на премию в предыдущие годы, но пришли к выводу, что рукописи хуже проходят через экспертный совет. Когда книга отредактирована, сверстана, вычитана, она производит лучшее впечатление, чем рукопись. Мне кажется, что издательства сделают для себя вывод. Конечно, ты как читатель с большим удовольствием знакомишься с текстом в книге, уже подготовленной. Члены экспертного совета тоже читатели и на них магия красиво поданного текста тоже работает.


   
 
 

© «Центр поддержки отечественной словесности»

Rambler's Top100 Rambler's Top100