На главную страницу Написать нам

Новости премии
СМИ о премии

Литературные новости
Публикации

СВЕЧКА, ФЕДИН И МЫШОНОК (ФРАГМЕНТ)

Павел Басинский / «Российская газета», 25.06.2015

Валерий Залотуха. Свечка: В 2 томах. - М.: Время, 2015.
Валерий Залотуха - известный сценарист, режиссер, писатель. Лауреат премии российской киноакадемии "Ника" за сценарий фильма "Мусульманин", а кроме того, автор сценариев более двадцати художественных фильмов, среди которых призеры российских и международных фестивалей - "Садовник", "Рой", "Макаров", "72 метра". Последние двенадцать лет (он скончался в феврале этого года в возрасте 60 лет) посвятил работе над романом "Свечка", который уже после смерти автора вошел в "шорт-лист" премии "Большая книга", что является первым случаем в истории этой награды.

Об этом романе уже говорят: ну наконец-то! Наконец-то дождались большого русского романа!

Интересно отозвался о нем Андрей Битов: "Что кроме великого ("правдивого и свободного") языка и непомерного пространства мы имеем? Почему мы до сих пор не можем справиться ни с проблемой выбора, ни с обретением менталитета? Почему не можем сами себя понять? Каждый настоящий русский писатель так или иначе ставил этот вопрос перед собой, осознавая или угадывая. Автор "Свечки" решился ответить самому себе на него так (надеясь на читателя): хватит разделять советское и русское! Кажется, снова (как никогда, как всегда) вовремя поставить сегодня вот так вопрос".

Так или иначе, но книги Валерия Залотухи - это образец многолетней работы над Большим романом, который ставит Большие вопросы и пытается дать на них ответы.


Гузель Яхина. Зулейха открывает глаза. - М.: АСТ: Редакция Елены Шубиной, 2015.
Среди финалистов самой престижной литературной премии России "Большая книга" в нынешнем сезоне, пожалуй, самым неожиданным открытием стал роман Гузель Яхиной "Зулейха открывает глаза".

Это сильное и даже мощное произведение о раскулачивании татар в 30-е годы ХХ века. Это книга о женщине, о татарах, об НКВД, о мусульманстве, о христианстве и язычестве, о деревне и городе, о Казани и Сибири, о взрослых и детях. Но прежде всего - о женщине.

Эта книга втягивает в себя, как водоворот, с первых страниц, чтобы ты прожил с героиней до конца ее судьбу, к которой ты почему-то уже стал неравнодушен. А со многими персонажами автор расправляется жестко, в нескольких строках, курсивом, рассказывая их дальнейшую жизнь, как правило, малоинтересную. Она обламывает их, как ветки с дерева, чтобы не заслоняли общую картину.

Вообще, манера письма Гузель Яхиной жесткая, ребристая. Короткие фразы, минимум деталей, ничего, как говорится, лишнего. Но если она показывает нам глухую и ослепшую старуху-татарку, которой то ли сто лет, то ли еще больше, мы ее слышим и видим как живую. Наверное, на манеру Гузель Яхиной повлияла и учеба в Московской школе кино. Возможно, перед нами перспективный сценарист или режиссер.


   
 
 

© «Центр поддержки отечественной словесности»

Rambler's Top100 Rambler's Top100