На главную страницу Написать нам

Новости премии
СМИ о премии

Литературные новости
Публикации

БЛИЗКО К ТЕКСТУ

Мария Порядина, Людмила Данилкина / «Новгородские ведомости», 11.11.2015

Подростки предпочитают книги, в которых поднимаются серьёзные темы.


Лет 20 уже идут разговоры, что детская литература умирает, что нет стоящих авторов, героев. Да и читателей почти нет. С этим не согласна Мария ПОРЯДИНА, старший научный сотрудник Российской книжной палаты, известный литературный критик:
— Ежегодно в России выпускается порядка 110—127 тысяч литературных наименований книг. Из них до 10 процентов приходится на детские издания всех видов и тематики. Это хороший показатель. Другой вопрос, что большая часть этих книг предназначена для дошколят.
С художественными изданиями ситуация такова: из 125 любых книг 20 — художественные тексты для взрослых и только пять — для детей и подростков. Средний тираж повестей, романов, рассказов для юного читателя — три-пять тысяч экземпляров. Мало. Тем более что в основном тиражи оседают в мегаполисах. Да и для столичных регионов этого недостаточно. Сейчас в Москве — порядка 500 тысяч учащихся старше 11 лет. Получается, что на 100 человек приходится всего одна новая книга!
Если детское чтение рассматривать с точки зрения издания и распространения литературы, проблемы налицо. Однако не соглашусь с тем, что сегодня нет хороших отечественных авторов и произведений.
— Если взглянуть на ассортимент книжных торговых сетей, не так много на полках книг современных российских детских писателей...
— Для меня как для литературоведа важно, чтобы магазины подросткам предлагали качественные тексты. Да, действительно, сильных детских писателей нынче не очень много. Но они есть, и задача критиков, библиотекарей, просто интеллектуалов привести их к читателю. Смотрите, с одной стороны, существует мнение, что перевелись на Руси пишущие для юного поколения, но с другой — ежегодно более 700 русскоязычных авторов присылают свои труды на отбор только одного конкурса детской прозы «Книгуру». А в настоящее время в России — порядка десяти подобных конкурсов. То есть интерес сочинителей к этой возрастной аудитории есть.
— И что, конкурсанты — сплошь таланты?
— Нет, конечно. Да такого и быть не может. Я в числе экспертов отбираю лучшие произведения сперва в длинный — 30 имен — список номиналистов «Книгуру», а затем и в короткий — из 15 человек. Не скрою, графоманов — очень много. Бывает, читаешь десятую, двадцатую, семидесятую по счету ерунду, и вдруг следующая оказывается действительно отличной вещью. Пусть из общего объема стоящие — всего 7—10 текстов. Но это хорошие авторы — умные, с фантазией, у которых хорошие слог, стиль. И вот их-то нужно продвигать дальше.
— Есть мнение, что книжки специально для детей не нужно придумывать. Можно создавать взрослый текст, в который ввести, скажем, подростка в качестве одного из персонажей...
— Да, есть авторы, которым достаточно своих личных воспоминаний, переживаний, впечатлений, наблюдений. Они передают это так, что интересно детям. Однако если писатель думает, мол, не идет у меня взрослая тема, дай сяду и по-быстрому напишу что-нибудь для тинейджеров, у него вряд ли что-то получится. Сколько таких искусственно созданных и изначально мертвых произведений приходит на конкурс!
Большинство же нынешних авторов — это люди с молодой душой, которые заинтересованы в подростках, которые участвуют в молодежной жизни, ведут с ребятами диалог на равных — без нафталина прошлого, без снисхождения, без менторских ноток в голосе. Они доверяют детям и в ответ получают то же. Я говорю об Андрее Жвалевском, Евгении Пастернаке, Ае эН, Николае Назаркине, Ирине Костевич, Эдуарде Веркине, Владимире Березине, Владимире Ареневе, Ирине Лукьяновой, Нине Дашевской, Евгении Рудашевском, Станиславе Востокове, Артуре Геваргизове...
— Вы сказали, что сейчас в России около десяти различных конкурсов среди детских авторов. На ваш взгляд, называют ли там победителями по-настоящему хороших писателей?
— Что касается конкурсов, учреждаться они могут при содействии государства, коммерческих фондов, частных лиц. Конечно, задачу ставят одну: поддержать талантливых авторов, выбрать лучшие книги. Но понятие «лучшие» может разниться. Так, например, есть конкурс имени Сергея Михалкова. Нацелен на формирование у подростков духовно-нравственных ценностей, патриотизма, ответственной гражданской позиции, верности традициям отечественной культуры, исторического сознания, бережного отношения к природе. Но патриотизм опосредованно, а не в лоб, прививается. А вот об этом, на мой взгляд, эксперты данной премии иногда забывают.
Есть, скажем, «Новая детская книга» — конкурс, который проводит издательство «Росмэн». Это коммерческая структура, которая нацелена на продажу тиражей, поэтому победителями могут быть названы авторы, тексты которых с точки зрения литературно-художественного исполнения не очень сильны, но тема, герои обещают стать популярными у детей, а значит, книги будут продаваться...
— Так имеет ли смысл читателям ориентироваться на имена победителей литературных конкурсов?
— Это вопрос доверия экспертам, членам жюри того или иного конкурса. Нет сомнений в выборе Марии Порядиной как представителя «Книгуру» или критика? Значит, стоит читать, что рекомендую. Если полностью доверяете генеральному директору издательства «Росмэн» Борису Кузнецову, который возглавляет жюри конкурса, значит, выбираете их книги...
— А что делать родителям, которые не следят за попаданием авторов в шорт-листы, но видят на обложке книжки в магазине надпись, что это произведение стало победителем конкурса?
— Советую просто прочитать несколько страниц — это можно сделать прямо в магазине или на сайтах издательств, которые в большинстве своем выставляют в Сети отрывки своих новинок. Это поможет определиться. Кроме того, стоит обратить внимание на разделы рецензий и отзывов интернет-магазинов, торгующих литературой, — там и критики высказываются, и читатели. Цена на книги кусается, и потому, прежде чем совершить покупку, не поленитесь разузнать о произведении побольше.
— «Книгуру» отличается от других литературных конкурсов тем, что победителей называют юные читатели, и профессионалы никак не могут повлиять на исход дела...
— Да. Работа экспертов заканчивается составлением короткого листа номинантов. Далее конкурсные произведения, с согласия авторов, выставляются на один год на сайт конкурса. Таким образом мы решаем проблему маленьких печатных тиражей и распространения их по России. Предлагаем читать бесплатно всем желающим. Но голосовать за тексты могут только дети 10—16 лет. Для этого они должны пройти регистрацию — сообщить о себе достоверные сведения, которые мы можем проверить, делается это для того, чтобы под именами подростков не скрывались взрослые критиканы. Ребята оценивают конкурсные работы в баллах, но при этом обязательно дают развернутый анализ, что и почему понравилось или не понравилось. Выбор детей — решающий.
Мы недавно подсчитали, что за шесть лет существования нашего конкурса количество юных литературоведов возросло в десятки раз. Наши писатели и читатели живут в 115 странах!
— «Книгуру» проводит и в учительской среде опросы по оценке произведений. Как педагоги воспринимают современных авторов?
— По-разному. Вообще, преподаватели очень консервативны, они зачастую не доверяют ни себе, ни другим. Часто слышу от них, что нынешняя литература только плохому научит детей. На это я, как правило, говорю, что если уж взрослые, в том числе и учителя, не повлияли пагубно на неокрепшие умы учащихся, книжкам это точно не под силу.
Но вы знаете, есть примеры, когда вкусы детей и педагогов сходятся. Так было с романом Эдуарда Веркина «Облачный полк» о партизанах Великой Отечественной войны, в том числе и о Лене Голикове, о котором новгородцы знают много. За эту книгу однозначно проголосовали и школьники, и учителя.
Вообще, опыт показывает, дети выбирают и отмечают отнюдь не легкие, развлекательные тексты, как думают многие родители, а проблемные, с психологическими, нравственными аспектами.
— На ваш взгляд, бумажная книга выдержит удар Интернета?
— Специалисты склоняются к мнению, что такого количества печатных произведений, как сейчас, не будет. Однозначно останется в традиционном варианте литература для дошколят — книжки-игрушки, которые мамы вместе со своими малышами будут перелистывать, читать на ночь. Никуда не денутся и подарочные издания — на дорогой бумаге, в шикарном переплете и с отличными иллюстрациями. Однако бумажные тексты для привычного прочтения уступят место электронному формату. Но это не означает, что читать мы будем меньше. Нет, вопреки мнению скептиков, что скоро вообще разучимся читать, интерес к литературе есть. В том числе и среди детей.


   
 
 

© «Центр поддержки отечественной словесности»

Rambler's Top100 Rambler's Top100