На главную страницу Написать нам

Новости премии
СМИ о премии

Литературные новости
Публикации

ПОБЕДИТЕЛЬНИЦА «БОЛЬШОЙ КНИГИ» ГУЗЕЛЬ ЯХИНА: «Я БЫ ХОТЕЛА, ЧТОБЫ МЕНЯ НАЗЫВАЛИ КАЗАНСКОЙ ПИСАТЕЛЬНИЦЕЙ»

Гузель Яхина, Наталия Васильева / «Вечерняя Казань», 23.12.2015

Литературной сенсацией уходящего года стал дебютный роман писательницы Гузели Яхиной «Зулейха открывает глаза». Роман выиграл российскую премию «Большая книга», опередив творения маститых Виктора Пелевина и Дины Рубиной. Чем книга, повествующая о судьбе молодой неграмотной татарки, мужа которой в 1930-х годах раскулачили и убили большевики, а ее саму сослали в Сибирь, покорила читателей и критиков? Об этом - в интервью писательницы «Вечерней Казани».

- Гузель,  вы давно москвичка. Когда приедете в родную Казань с презентацией книги?

- Это вопрос не ко мне, к издательству. Я буду в Казани 28 декабря на открытии после реконструкции музея Горького. Там же запланирована встреча с читателями, но пока я не знаю, в каком формате.

- В основу романа легли воспоминания вашей бабушки. В 1930-х годах ей было семь лет, ее родителей раскулачили и отправили на трудовое перевоспитание на Ангару. Какие конкретно сюжеты в книжке написаны со слов бабушки?

- Два сюжета. Первый - о том, как затонула баржа и погибли сотни переселенцев, заточенных в трюме. Эта трагедия произошла на глазах у бабушки: она с другими переселенцами плыла на второй барже.  Их судно тоже получило пробоину, но осталось на плаву. Люди сидели на берегу две недели, ждали, когда залатают дно баржи и их отправят дальше. А второй момент, который я написала по воспоминаниям бабушки, - о школе в таежном трудовом поселке: математику детям переселенцев преподавал ссыльный профессор по собственному же учебнику.

- Как звали вашу бабушку?

- Раиса Шакировна Шакирова. Она родилась в 1923 году в деревне Зюри Сабинского района, работала учительницей русского языка в начальной школе. В 1960-х они с дедушкой переехали в Казань, в небольшой деревянный дом. И жизнь в этом доме текла совершенно деревенская. Там я выросла, провела в детстве очень много времени. Кстати, до трех лет разговаривала только на татарском. Все впитанное в бабушкином доме вылилось в романе. Дом цел, стоит в районе Ноксинских улиц, сейчас там живет мой дядя.

- Ваша книга в целом о сталинских репрессиях. Лишь первые главы романа - о жизни Зулейхи в татарской деревне. Грозный муж Муртаза, безжалостная свекровь Упыриха, тяжелый труд, животный страх. И все пронизано национальным колоритом, татарскими словами без русского перевода. Вас не удивило, что именно «татарская» часть книги больше зацепила современного российского читателя и критиков?

-  Да, с одной стороны, роман национальный. Но с другой - он о трагическом моменте в истории многих народов Советского Союза: о раскулачивании и кулацкой ссылке. Я пыталась передать ощущение многонационального поселка, как написала Людмила Улицкая в рецензии, «адского заповедника, придуманного одним из величайших злодеев человечества». Крестьяне, уголовники, интеллигенция, мусульмане и христиане, язычники и атеисты - все вынуждены держаться вместе, чтобы выжить... По большому счету, мой роман о людях, о женщине и мужчине - без привязки к национальности.

- И все-таки некоторые вас уже окрестили национальным писателем. Как вы себя самоопределяете?

- Я казанская писательница, которая написала один роман и хочет написать второй. Пишу всего два года… Выросла на стихах Пушкина и Тукая, разговаривала на двух языках… Я бы хотела, чтобы меня называли казанской писательницей.

- В романе вы подробно описываете чудовищные испытания переселенцев. Их буквально выбрасывают в глухую тайгу. Свою первую землянку они, как робинзоны, роют руками,  ложки мастерят из ракушек. Откуда такие детали?

- Я читала письма и мемуары ссыльных, переселенных, прошедших через ГУЛАГ. Эти материалы собраны Сахаровским центром и выложены в свободном доступе. Конечно, это было тяжелое чтение, оно требовало душевных сил. Каждая судьба по-своему трагична. Но многие истории объединяет общий мотив: людей выселяли в дикие безжизненные места и оставляли один на один со смертью. Будь то казахская степь, вечная мерзлота Севера или, как у меня в романе, - тайга.

- Вы задумывали «Зулейху» как киносценарий, а получился роман. Кино все-таки будет?

- Время сейчас непростое, а история достаточно дорогая, с огромным количеством натурных съемок. Поэтому об экранизации пока говорить рано.

- Как строится ваш день? Как музу призываете?

- Все обыденно. В девять часов утра сажусь за стол и пишу.



СПРАВКА

Гузель Яхина родилась в 1977 году в Казани. Папа - инженер, мама - врач. Окончила факультет иностранных языков Казанского пединститута и сценарный факультет Московской школы кино. В 1999 году переехала в Москву, работала в сфере рекламы.


   
 
 

© «Центр поддержки отечественной словесности»

Rambler's Top100 Rambler's Top100