На главную страницу Написать нам

Новости премии
СМИ о премии

Литературные новости
Публикации

ЛЕОНИД ЮЗЕФОВИЧ: «МОЮ КНИГУ О СОВРЕМЕННОСТИ ТУТ ЖЕ ОКРЕСТЯТ ИСТОРИЧЕСКИМ РОМАНОМ»

Яна Белоцерковская / «Областная газета», 09.12.2016

Книгой года назван роман Леонида ЮЗЕФОВИЧА «Зимняя дорога». Книга о противостоянии между белым генералом и его красным противником – а по сути, о бессмысленности этого противостояния. «Зимняя дорога» способна остановить для читателя время, завладеть его вниманием и удержать от первой до последней строки. И это при том, что в ней, по словам самого автора, нет ни слова художественного вымысла.

– Леонид Абрамович, почему вы выбрали именно этот эпизод Гражданской войны?

– Мне показалось, что в этом эпизоде проявляется бессмысленность противостояния – и этого, и вообще любого, любой войны. По обе стороны баррикад находятся прекрасные благородные люди, которые в другое время могли бы быть лучшими друзьями.

– Вы родом из Перми – и это, думаю, тоже повлияло на выбор темы и героя…

– Да, Пепеляев взял Пермь в 1918 году. Его у нас на Урале знают хорошо. Поэтому эта история получилась достаточно личная – в том плане, что она касается моей родины, моей семьи. Сразу подчеркну – художественного вымысла в этом романе нет. Я выступал монтажёром, можно так сказать (смеётся). Это была долгая, напряжённая работа с документами, архивами, очевидцами.

– И при всей документальной точности вы удивили журналистов, сказав, что «Зимняя дорога» – это не исторический роман…

– Исторический роман – так принято считать – начинается за пределами памяти трёх поколений. Моя бабушка была сестрой милосердия на Первой мировой войне. Мой дед и бабушка – оба – родились в 1892 году. Всё, что они помнят – это помню и я. Получается, лично для меня это не исторический роман. Я общался с людьми, которые видели Ленина, был знаком с человеком, который служил у Ворошилова. А ещё я считаю, что Гражданская война – в нашей генетической памяти, мы выросли на рассказах о ней. Для Льва Толстого «Война и мир» тоже не был историческим романом – он написан через сорок с лишним лет после войны. Вот и для меня – я видел эти события глазами бабушки и дедушки.

– Вы не первый раз обращаетесь к этой теме… В начале девяностых у вас вышла книга о бароне Унгерне «Самодержец пустыни». Сценарий к «Контрибуции», вышедшей на экраны в этом году, тоже писали вы. А вот конкретно над «Зимней дорогой» как долго вы работали?

– Сам текст писал три года. Но, как вы верно заметили, сама история волновала меня давно, и я начал собирать материал в 1996-м. Я за него несколько раз принимался… Потом бросал, не мог найти интонацию. Кстати, некоторые персонажи второго плана из книги о бароне Унгерне появились в «Дороге». Когда я писал эту книгу, я просто исполнял свой долг – такое чувство у меня было… Мне в момент создания «Зимней дороги» важно было просто рассказать эту историю. И то, что она сейчас имеет такой успех, что её прочли – для меня это большая неожиданность. И это бесценно для меня – в этом смысле «Большая книга» оказалась куда более важной, чем просто премия.

– Интересно, что «Зимняя дорога» зацепила и молодое поколение, для которого эти события – как раз-таки уже далёкая история.

– Я считаю, что образованные молодые люди сегодня – это отличные читатели. Сегодня высокий уровень начитанности у молодёжи. Им есть из чего выбирать.

– О современности не хотите написать?

– Знаете, у любого человека есть такой «возраст чувствительности». Мне кажется, лет в сорок пять он заканчивается… И если я напишу о современности, это будет другая современность. Я хотел бы написать о своей юности, о советском провинциальном городе шестидесятых-семидесятых. Так что да, хочу, но и мою книгу о современности тут же окрестят историческим романом.


   
 
 

© «Центр поддержки отечественной словесности»

Rambler's Top100 Rambler's Top100