На главную страницу Написать нам

Новости премии
СМИ о премии

Литературные новости
Публикации

СЕРГЕЙ БЕЛОРУСЕЦ: «ГЛАВНАЯ ПРОБЛЕМА ЛИТЕРАТУРНЫХ ПРЕМИЙ — ОТСУТСТВИЕ ВЫДАЮЩИХСЯ АВТОРОВ»

Евгения Коробкова / «Культура», 16.12.2016

культура: В этом году триумфатором стал автор текста «Пусть бегут неуклюже пешеходы по лужам»?
Белорусец: Да, Александр Тимофеевский получил «Золотого крокодила» — главный приз зрительских симпатий. Но он не единственный среди награжденных. Поэт Вячеслав Лейкин из Царского Села стал лучшим в номинации «За развитие новаторских традиций Корнея Чуковского в современной отечественной литературе», а Олег Бундур из Кандалакши отмечен за плодотворную деятельность, стимулирующую интерес детей к чтению.

культура: В кулуарах прозвучало, что премия Чуковского — это премия справедливости. Согласны?
Белорусец: Мне нравится. Изначально она задумывалась как поощрение тех, кто недооценен. И, по гамбургскому счету, нам удалось этого добиться. Ведь за десять лет мы обошлись без особо крупных скандалов.

культура: Какие же авторы недооценены?
Белорусец: Например, в свое время вручили премию Юрию Кушаку. В представлении публики, малосведущей в литературных делах, он всегда был поэтом второго ряда, однако профессионалы понимали, что его место выше. Мне кажется, этой наградой мы в какой-то мере восстановили справедливость.

культура: Престижно ли быть лауреатом премии Чуковского?
Белорусец: Ну, что я могу сказать, себя ведь не похвалишь… В какой-то момент премия считалась чуть ли не самой престижной. Наши победители получают порядка 200 000 рублей призовых, и, скажем, семь-восемь лет назад это была рекордная сумма в области детской литературы.

культура: Сейчас уже не рекордная…
Белорусец: Конечно, ситуация изменилась. К счастью, у нас есть и «Книгуру», и премия имени Сергея Михалкова, у которых призовой фонд больше. Но все-таки, мне кажется, мы заняли свою нишу. Сказывается регулярность вручения, охват персоналий… Важно, что нас поддержала Люша — Елена Цезаревна — внучка Чуковского. На тот момент, когда создавался фестиваль, премии Чуковского вообще не существовало. Премия Маршака была, а Корнея Ивановича — нет.

культура: Несколько лет назад Вы сказали, что самый трудный вопрос — кого награждать. Большинство серьезных авторов уже получили своего «Золотого крокодила».
Белорусец: Серьезнейшая проблема. Мы вручаем не одну, а четыре премии, но главная из них — за выдающиеся заслуги. А выдающихся поэтов не так-то много. Это не только я так полагаю, но и жюри.

культура: Что будет, когда выдающихся ненагражденных стихотворцев не останется? Фестиваль закроется?
Белорусец: Надеюсь, нет. Думаем, как изменить формат. Хотя, возможно, в будущем от премий придется отказаться. Может, будем вручать другим категориям авторов…

культура: Летом в Переделкино прошел особенный Костер. Как получилось, что фестивалю всего десять лет, но у него есть традиции, которые зародились при Корнее Чуковском?
Белорусец: Мы объединили в рамках фестиваля несколько программ, в том числе и очень старых, имеющих свою историю. Среди них — знаменитые Костры. Метрах в ста от дома-музея Чуковского в Переделкино, в глубине его обширной территории, есть костровая площадка. На ней зажигал огонь еще сам Корней Иванович. И мы традицию подхватили. Неподалеку живет писатель Станислав Востоков, он приезжает на велосипеде, но поскольку выступать не любит, то работает костровым. А остальные поэты и прозаики читают свои произведения. Послушать их традиционно собирается не меньше тысячи человек…

культура: Там бывает много молодых авторов. Кто выделяется ярче?
Белорусец: В новой генерации — три молодые женщины: Юля Симбирская, Настя Орлова, Галина Дядина. Это свежий сегмент детской литературы. Но лично мне представляется, что даже они иногда недотягивают в техническом плане, в мастерстве. Для меня очень значим этот момент — он нынче почти не встречается.

культура: Считаете, сейчас не самая лучшая детская литература?
Белорусец: Она менее качественная, чем когда бы то ни было. Как ни странно, во взрослой поэзии мастеров много, а в детской их почти нет, хотя стихи для детей изначально должны строиться на технике, умелой версификации.

культура: Вы ведь и сами работаете в жанре детской игровой поэзии, где огромная роль принадлежит технике.
Белорусец: У меня в «портфолио» больше двадцати пяти разных жанров игрового стиха. Метаграммы, логогрифы, стихоребусы… Отчасти в этом ключе периодически что-то писал с полвека тому назад Яков Козловский, переводчик Расула Гамзатова. Он порой достаточно ловко сочинял омонимы, омофоны, омографы. Был еще хороший русский мастеровой Александр Шибаев. Теперь же редко кто профессионально занимается подобным.

Впрочем, не все так плохо: современные детские поэты, настоящие умельцы своего дела (пусть таковых лишь несколько десятков), с «чудетским» питерцем Михаилом Ясновым во главе, все-таки на Руси не перевелись…


   
 
 

© «Центр поддержки отечественной словесности»

Rambler's Top100 Rambler's Top100