На главную страницу Написать нам

Новости премии
СМИ о премии

Литературные новости
Публикации

КТО АВТОР УБИЙСТВА? ТОТАЛЬНОЕ СОКРАЩЕНИЕ ДЕТСКИХ БИБЛИОТЕК В РОССИИ

Александр Мазурицкий / ИА REGNUM, 04.04.2021

Когда-то, в далёком марте 1943 года, по инициативе детского писателя Льва Кассиля в Москве в Колонном зале Дома Союзов состоялся праздник детской книги «Детские именины». На празднике выступали писатели, некоторые из них приезжали к детям прямо с фронта. За многие годы этот праздник менялся, сейчас он проходит в дни школьных весенних каникул. И именно в эти дни библиотеки проводят тысячи мероприятий, которые ставят своей задачей приобщить детей и подростков к книге. Автору этих строк 2 апреля довелось быть участником праздника в Доме культуры «Родина» города Химки, посвящённого детской книге. И как раз в эти дни пришла печальная новость из Курска — там сложилась неприятная ситуация с библиотеками (о чём чуть позже).

Совсем недавно, 25 марта, в День работника культуры, в режиме видеоконференции состоялась встреча президента Российской Федерации В. В. Путина с молодыми деятелями культуры, лауреатами премий в области литературы и искусства за произведения для детей и юношества за 2019−2020 годы. Хотелось бы сказать, что лауреатом премии в 2019 году стала М. А. Веденяпина, директор Российской государственной детской библиотеки. Кстати, среди различного спектра проблем нашей культуры на встрече был затронут вопрос и о сельских библиотеках. Говорилось, что в них отсутствует современная детская литература. Упоминалось и то, что программа поддержки детского и юношеского чтения оказалась нереализованной. Эту проблему обозначила сама лауреат премии Мария Александровна Веденяпина: «От того, какие книги у нас читают дети, будет зависеть то, кто будет жить и работать в нашей стране через 10, 15 и 20 лет. Поэтому недаром в песне Высоцкого были слова «…значит, нужные книги он в детстве читал». Очень важно, чтобы хорошие книги пропагандировались, представлялись, а главное, достигали всех самых удаленных точек нашей страны».

Для непосвящённых хотелось бы сказать, что здесь директор Российской государственной детской библиотеки цитирует слова из песни В. Высоцкого:

Если путь прорубая отцовским мечом,
Ты солёные слёзы на ус намотал,
Если в жарком бою испытал, что почём, —
Значит, нужные книжки ты в детстве читал.

Как говорится, лучше и не скажешь. Действительно, от того, что будет заложено в наших нынешних детях и подростках, через несколько десятилетий будет зависеть будущее нашего Отечества.

В последнее время то с одной, то с другой высокой трибуны можно услышать выступления, в которых присутствует тревога за наше нынешнее молодое поколение. Звучат призывы обратить самое серьёзное внимание на детей, подростков и молодёжь. Всё это верно, правильно, убедительно, но, к сожалению, мы начинаем опять привыкать к тому, что лозунги, призывы и правильные слова — это одно, а реалии зачастую прямо противоположны всем самым светлым помыслам.

Многие десятилетия законодателями мод в организации детского и юношеского чтения являются детские и юношеские библиотеки. На мой взгляд, одним из важнейших достижений организации библиотечного дела, доставшегося нам от Советского Союза, была система дифференцированного библиотечного обслуживания населения. В те годы сформировалась разветвлённая система детских и юношеских библиотек. Это были библиотеки с особым подбором кадров, специализированными книжными фондами, методиками работы. Кстати, уникальная сеть детских библиотек насчитывает в нашей стране более чем столетнюю историю. Не случайно практически во всех вузах культуры в недавнее время осуществлялась специализированная подготовка специалистов для такого типа библиотек.

Что же происходит у нас с этими библиотеками сейчас? В процессе оптимизации учреждений культуры происходит тотальное сокращение и объединение детских библиотек. За последний год количество детских библиотек уменьшилось на 159 единиц. А всего в процессе всевозможных оптимизаций число детских библиотек в стране с 2011 г. по 2018 г. уменьшилось на 558. Аналогичная картина происходит и с юношескими библиотеками. Причём, как обозначено на сайте Российской государственной детской библиотеки, если за последнее время произошло присоединение центральных детских библиотек региона к библиотекам другого типа в Республике Коми, Костроме, Липецке и других субъектах Российской Федерации, то в марте 2019 года в Национальной библиотеке Республики Ингушетия открылся центр обслуживания детей и юношества, который играет важную роль в организации библиотечного обслуживания подрастающего поколения.

Мы уже как-то начинаем привыкать к тому, что инициируемая эффективными менеджерами различного уровня так называемая оптимизация на деле обозначает, что где-то что-то сократили, отняли, простите, отчекрыжили. Хотел бы напомнить, что в экономическом словаре слово «оптимизация» трактуется как «выбор из всех возможных вариантов использования ресурсов тех, которые дают наилучшие результаты». Ну и где они, эти наилучшие результаты?

Удивляет, что как-то без особого резонанса прошло выступление доктора экономических наук, заместителя директора Института экономики РАН Валентины Юрьевны Музычук на заседании Совета по культуре и искусству при президенте Российской Федерации, которое состоялось 27 октября 2020 г. А ведь она затронула одну из наиболее болевых точек — проблему оптимизации сферы культуры.

Говоря об оптимизации сферы культуры и сравнивая её с оптимизацией медицинских учреждений, В. Ю. Музычук отметила следующее: «Да, здесь негативные последствия не связаны с физическим здоровьем людей, но они напрямую отражаются на депрессивном настроении в обществе и ухудшении нравственного климата в нашей стране. С 2018 года у нас инициирован новый «крестовый поход» на культуру. Речь идёт о новой волне сокращений, связанных с так называемой реализацией плана оптимизации бюджетных расходов субъектов Российской Федерации»

Валентина Юрьевна отметила, что оптимизация учреждений культуры осуществляется в нескольких вариантах — присоединение мелких учреждений к более крупным в виде структурных подразделений и объединение разноплановых учреждений культуры. Всё это ведёт к изменению профиля учреждения. Интересно, что в качестве примера В. Л. Музычук привела ситуацию с уничтожением специализированных библиотек для слепых в регионах, их слияние с библиотеками других типов, что, по её мнению, ведёт к потере их функционала, который постепенно сводится на нет.

Эта проблема — одна из болевых точек отечественной библиотечной системы. Все мы являемся очевидцами ежегодного сокращения библиотечной сети страны. В своё время значительные ресурсы были положены на формирование детских и юношеских библиотек. До сих пор невозможно понять, как декларируемая забота о молодом поколении сочетается с их исчезновением с библиотечной карты России. Ведь именно эти библиотеки в первую очередь формируют образовательный, культурный уровень и нравственное здоровье подрастающего поколения?

Всё это написано не случайно. Сегодня автору статьи стало известно о том, что в Курске произошло слияние Курской областной научной библиотеки имени Н. Н. Асеева, Курской областной библиотеки для детей и юношества и Курской областной библиотеки для слепых имени В. С. Алёхина. Всегда думал о том, возьмётся ли кто-нибудь доказать, что утрата библиотекой статуса юридического лица обозначает появление новых возможностей для развития того или иного учреждения. С удивлением прочитал, что в Курске предприняли эту попытку. Пресс-служба администрации региона сообщила: «Реорганизация объединила бухгалтерию, методические отделы и хозяйственные структуры. Главная её задача — обеспечить большую доступность качественного библиотечного обслуживания и способствовать трансформации библиотек в современные информационные центры. Кроме того, повысится уровень методического и информационного обеспечения, эффективность реализации национального проекта «Культура» по созданию модельных библиотек в Курской области; активизируется работа по корпоративным проектам. Реорганизация позволит оптимизировать расходы бюджета Курской области, для её проведения дополнительных средств не потребовалось».

К сожалению, мы уже привыкли к тому, что все оптимизационные процессы демагогически определяются как благо и борьба с устаревшим и ненужным, но тут пресс-служба администрации области, образно говоря, подложила своему руководству настоящую свинью. Оказывается, что существование трёх юридически самостоятельных учреждений в регионе активно мешало «обеспечению доступности качественного библиотечного обслуживания и трансформации специализированных библиотек» в области, не позволяло повысить уровень методического и информационного обеспечения эффективности реализации национального проекта «Культура» по созданию модельных библиотек в Курской области. Так и хочется воскликнуть: «Автора!»… Ведь это совершенно новый поворот в теории и практике библиотечного дела.

В социальных библиотечных сетях можно встретить самые негативные отклики по этому поводу. Позволю себе привести только одну выдержку из комментария известного отечественного библиографа и книговеда Славы Григорьевны Матлиной: «Продолжается линия на так называемую «оптимизацию» специализированных структур, схожих по целям, но различающихся по своим конкретным задачам. А значит, по методикам и практикам обслуживания читателей, коммуникации с разными категориями публики. За привычной завесой слов о повышении качества работы не стоит НИЧЕГО, кроме желания замаскировать своё равнодушие к проблемам культурно-творческой деятельности, свою управленческую некомпетентность. Учредитель сегодня выступает в роли барина, по своему разумению (точнее, недоразумению) распоряжающегося судьбами подведомственных ему холопов».

Можно понять боль и обиду тех людей, которые на многие годы связали свою жизнь с библиотечной профессией. Нельзя понять одного — мне не известно ни одного облечённого властью лица, ни одного выступления на федеральном уровне, где была бы высказана озабоченность по поводу сокращения системы библиотечного обслуживания населения и исчезновения детских и юношеских библиотек.

Можно сделать вывод, что всё происходит по сценарию, обозначенному В. Ю. Музычук: «Де‑юре декларируется необходимость эффективного использования бюджетных средств, это очень важно, на самом деле. Но де‑факто во многом получается, что всё сводится к оптимизации, унификации, коммерциализации учреждений культуры и сокращению численности работников культуры. То есть в погоне за мнимой экономической эффективностью напрочь забыли о социальной эффективности». Очень жаль, что предложение Валентины Юрьевны, высказанное на заседании Совета по культуре, «ввести мораторий на оптимизацию сети и численности занятых в сфере культуры», так и осталось неуслышанным. Так что «крестовый поход» на культуру продолжается, и сроки его окончания весьма туманны.

 

 

 


   
 
 

© «Центр поддержки отечественной словесности»

Rambler's Top100 Rambler's Top100