На главную страницу Написать нам

Новости премии
СМИ о премии

Литературные новости
Публикации

КУЛЬТУРА БРАКОНЬЕРОВ: КАК ФАНФИКШЕН ИЗ «БЕССЮЖЕТНОГО ПОРНО» СТАНОВИТСЯ ИНСТРУМЕНТОМ ОБУЧЕНИЯ

Анна Кавалли / Forbes, 14.05.2021

Долгое время фанфикшен противопоставляли настоящей, высокой литературе, называли «графоманией» и «бессюжетным порно», но за последние годы ему удалось выйти за пределы маргинальной субкультуры. Сегодня написание фанфиков используют как инструмент развития воображения, писательских навыков и грамотности у детей и подростков, а сам фанфикшен помогает в самообразовании и даже в поиске профессии

Православный Гамлет и коронавирус
Точную дату появления фанфикшена (литературные сочинения, созданные по мотивам оригинальных произведений. — Forbes Life) назвать сложно. Одним из первых всемирно известных фикрайтеров (создатели фанфиков. — Forbes Life) считается писательница Александра Рипли, которая в 1991 году опубликовала роман «Скарлетт» — продолжение «Унесенных ветром» Маргарет Митчелл. Книга заняла первое место в списке бестселлеров 1991 года по версии журнала Publishers Weekly и была экранизирована в 1994 году.

При этом фанфикшен появился гораздо раньше — в том числе и в России. Первым заметным российским фанфиком можно назвать перевод «Гамлета», опубликованный в 1748 году поэтом и драматургом Александром Сумароковым. От оригинального сюжета автор практически полностью отказался, убрал большую часть героев и переосмыслил проблематику трагедии через призму православия. Православный Гамлет Сумарокова считает, что он всего лишь исполнитель «праведной мести неба», и размышляет, играть или не играть эту роль. В конце добродетельный Гамлет избавляется от Клавдия и восходит на престол.

Сама «фанатская» субкультура сформировалась после Второй мировой войны. В 1930-е годы поклонники научно-фантастической литературы печатали собственные версии развития сюжета любимых историй, но именно в 1960-е на фоне популярности тайтлов «Звездный путь» и «Доктор Кто» появляются первые фэндомы — своего рода клубы по интересам, участники которых обсуждают, анализируют и переосмысляют книгу, фильм или сериал.

Будущему — покажем: кому нужна научная фантастика в XXI веке

С тех пор популярность фанфиков только растет. На один из крупнейших порталов фанфикшена Ficbook.net в среднем ежедневно заходит почти 2 млн пользователей, в месяц портал посещает около 62 млн человек. Пандемия COVID-19 поспособствовала еще одному «буму» популярности фанфикшена. Согласно статистике сайта для фикрайтеров Archive Of Our Own, в апреле 2020 года еженедельные просмотры страниц достигли 298 млн, что в разы больше, чем в апреле 2019 года.

«Культура браконьеров»
Несмотря на популярность, фанфикшен зачастую воспринимается как низкопробная литература, написанная авторами без жизненного опыта (большая часть фикрайтеров — подростки), которая не может оказать положительного влияния на читателей. Фанфики в основном критикуют по двум причинам: их обвиняют в аморальности и отсутствии оригинальности.

«Я не читатель, я теперь писатель»: как зарабатывать миллионы на непрофессиональных авторах

В 2011 году американка Эрика Л. Джеймс, вдохновившись сагой «Сумерки», написала фанфик по мотивам любимого произведения, который был выпущен как самостоятельный роман «50 оттенков серого». В 2012 году Джеймс уже зарабатывала больше $1 млн в неделю с продаж книги, но успех обернулся шквалом критики: «50 оттенков» обвиняли в недостаточно глубоком сюжете, поверхностных персонажах и спорной проблематике, а Стивен Кинг назвал произведение «подростковым порно». Иными словами, роман воплотил собой все то, за что обычно не любят фанфикшен.

Между тем популярность «50 оттенков» вдохновила других фикрайтеров, и некоторым из них удалось повторить коммерческий успех Эрики Л. Джеймс. Бывшая няня Анна Тодд в 2013 году также решила написать фанфик. Явным прототипом главного героя ее сочинения «После» стал певец Гарри Стайлз, а история о страстных и запутанных отношениях главных героев отчасти напоминала «50 оттенков серого». Роман стал популярным — в интернете его прочитали больше 1,5 миллиарда раз, а сама Тодд получила контракт с издательством. Книга была продана тиражом 10 млн экземпляров и попала в список бестселлеров New York Times.

В 2019 году «После» экранизировали — в мировом прокате фильм собрал более $70 млн. Однако, как и Эрику Л. Джеймс, Анну Тодд начали критиковать за вторичность истории. Вторичность — частый упрек в адрес фикрайтеров. По словам исследователя американского фанфикшена Генри Дженкинса, фанфики — это «культура браконьеров», так как фикрайтеры фактически крадут чужие истории и используют их для создания своих.

Автор «Игры престолов» Джордж Мартин относится к фанфикам неодобрительно, а в 2010 году автор популярной серии романов «Чужестранка» Диана Гэблдон выступила с критикой фанфикшена. Она назвала его «незаконным и аморальным» и сравнила фикрайтеров с грабителями. «Я не умею придумывать собственных персонажей, и мне нужно на чем-то тренироваться?» Тренируйтесь, но не выкладывайте результаты на всеобщее обозрение, а еще лучше — сразу старайтесь придумывать свое», — заявила писательница. Этот пост вызвал волну негативных комментариев, и в итоге Гэблдон приняла решение удалить текст.

На первый взгляд фанфики действительно кажутся обычным литературным воровством, но на практике все выглядит иначе.

«Одна гигантская мастерская»
Американка Нора Джемисин — первая писательница в истории жанра фэнтези, которая три раза подряд получила премию «Хьюго» за лучший роман. Нора писала с детства, но, по ее словам, стать настоящим писателем смогла благодаря фанфикшену. В 2019 году Джемисин призналась, что параллельно с романами до сих пор пишет фанфики. Она сравнивает сообщество фикрайтеров с «гигантской писательской мастерской» и уверена, что работа над фанфиками помогает отточить писательские навыки и попробовать новые литературные приемы.

Джемисин не единственная писательница, использующая фанфикшен как инструмент развития своих способностей. В 2003 году один из создателей «Благих знамений» Нил Гейман написал рассказ «Этюд в изумрудных тонах», в котором попробовал совместить две литературные вселенные: Шерлока Холмса и мифы Ктулху Говарда Лавкрафта. Опыт оказался успешным, и Гейман получил за рассказ премию «Хьюго».

По мнению доцента и директора программы подготовки учителей английского языка Джейн Ламмерс, преподаватели должны оказывать помощь молодым писателям в «получении выгоды от богатых возможностей обучения в онлайн-сообществах» фикрайтеров. Ламмерс приводит в пример опыт двух учителей средней школы в американском штате Северная Каролина, организовавших клуб FanGirl. На ежемесячных собраниях клуба более опытные участники помогают новичкам писать фанфики, делятся опытом и впечатлениями.

Учитель английского языка средней школы Манчестер-Вэлли в Мэриленде Эндрю Такер решил использовать фанфики на уроках литературы. Его ученики пишут рассказы с точки зрения разных персонажей — например, от лица матери легендарного англосаксонского героя Беовульфа. При этом Такер не ограничивает подростков. Они могут придумывать любые детали и менять сюжет на свое усмотрение — это помогает развить у них любовь к чтению, навыки анализа и литературные способности.

Работа над фанфиками также позволяет научиться лучше владеть родным языком. Кэти Дэвис, профессор информационной школы Вашингтонского университета, вместе с коллегой проанализировала 61,5 млрд слов из фанатских произведений и 6 млрд слов в обзорах с сайта fanfiction.net, чтобы отследить, как изменилось лексическое разнообразие и словарный запас пользователей с течением времени. Исследователи пришли к выводу, что на каждые 650 отзывов, которые получили фикрайтеры, их словарный запас улучшился так же, как если бы они повзрослели на один год.

«Методы рационального мышления»
Американский специалист по искусственному интеллекту Элиезер Юдковский решил, что фанфикшен поможет ему в популяризации науки, и в 2010 году начал выкладывать в интернет первые главы фанфика «Гарри Поттер и методы рационального мышления». В своей работе Юдковский рассказывает, что было бы, если бы Мальчик-Который-Выжил рос в семье профессора из Оксфорда. В фанфике Гарри стал интеллектуалом и вундеркиндом — узнав о том, что на самом деле он является волшебником, мальчик решает исследовать мир магии с помощью науки.

«Мир сразу стал бы лучше, если бы все прочитали «Методы рационального мышления»

«Методы рационального мышления» перевели на 17 языков, а в России издали за счет фанатов. С июля по сентябрь 2018 года на русскоязычное издание фанфика удалось собрать почти 11,5 млн рублей — тираж издания составил 63 000 экземпляров. Популяризатор науки и член комиссии РАН по борьбе с лженаукой Александр Панчин заметил, что «мир сразу стал бы лучше, если бы все прочитали «Методы рационального мышления». «Она [книга] блестяще написана, в ней прекрасный сюжет, и при этом она популяризирует абсолютно здравые, правильные идеи. Не заезженные клише, не черно-белую мораль и не глупость под видом философской мудрости, как это часто бывает», — заявил российский ученый.

Российский IT-инженер и гражданский активист Михаил Самин, организовавший сбор денег для издания «Методов рационального мышления», отметил, что после прочтения фанфика «многие люди идут читать «Думай медленно, решай быстро» психолога Даниела Канемана или лекции физика Ричарда Фейнмана». Все дело в подаче информации: в «Методах рационального мышления» научные теории и принципы не подаются в форме нон-фикшена — они «упакованы» в увлекательный сюжет.


Эрудиты от мира фанфикшена
Качественный фанфикшен действительно пробуждает в читателях интерес к науке — в частности, к историческим исследованиям. Один из пользователей Reddit рассказал, что благодаря фанфикшену он «многое узнал о реальном мире, об истории и других предметах». Некоторые фанфики требуют не только литературного мастерства, но и детальной и тщательной проработки и погружения в ту или иную историческую эпоху.

«Авторы становятся эрудитами, поскольку вынуждены разбираться в ситуации времен Великой депрессии не на уровне поверхностных знаний»

По словам социолога Дарьи Свежинцевой, «некоторые авторы становятся своего рода эрудитами, поскольку вынуждены, например, разбираться в социально-экономической ситуации времен Великой депрессии, и не на уровне поверхностных знаний».

Для историка Сары Кализ увлечение историческими телешоу и фанфикшеном предопределило выбор профессии. Сара училась на журналистку, но учеба не приносила удовлетворения. Приехав в гости к родителям на День благодарения, девушка начала смотреть сериалы на историческую тему. Это так увлекло ее, что она присоединилась к фанфикшен-сообществу LiveJournal и заинтересовалась исследованием истории. «Я воскликнула: «Ага! Я могу изучать историю. Я могу писать историю. Я могу заниматься историей», — рассказывает Сара. Так она стала историком и в 2016 году получила степень магистра.

В массовом сознании отношение к фанфикшену все еще двоякое, а самих фикрайтеров продолжают критиковать за несерьезность и излишнюю откровенность. Но многим фанфики позволяют взглянуть на реальность под новым углом, по-настоящему увлечься наукой, историей и искусством, а также развить в себе креативность и литературный талант.

Если бы давали премию про себя, про то, что интересно именно нам, господам сочинителям, то другого выбора было бы не надо. Герой книги — конец эпохи Гутенберга, последний час литературы — «погребальная процессия уже вышла в дорогу».

Оцифрованная мудрость привела к человеческой глупости века, словно оцифровывая, мудрость выводили из обихода. Население книги огромно и захлебывается в море цитат. Все цитаты совершенно нынешние и все органически входят в текст автора, как при переливании крови. Автор ищет талантливого читателя. Все кажется, что это, устав от чтения, пишет один из нас, членов жюри, благословляя и ненавидя литературу. Диагноз поставлен — всем нам можно прописывать самоубийство, потому что дальше — тишина, вернее пустота.

Книга как вагон, постепенно наполняется пестрой ртутью людей разных возрастов и национальностей и становится тревожна, словно расшатывает тебя. Чем все они живут? Секс, еда, сон, друзья, деньги, слава, амбиции и атеизм — «я исповедую только честолюбие» — вот их знамя. Одна из главных героинь здесь дружба как молитва о спасении в разобщенном мире. Похоже, и автор ухватывается за нее, чтобы спастись, но вынужден сдаться жестокости мира и смиряется, когда его героев унижают, убивают, словно мир не может утолиться своей жестокостью. Хотя главное слово книги — «прости». Все просят друг у друга прощения, но не могут справиться с миром, не властны над собой.

Это уже не литература в старинном понимании. Хоть снова учись читать. Тут видно, как прекрасен и как невыносим человек. Человек, написавший на обороте книги, что «назвать ее шедевром было бы преуменьшением, а не преувеличением» — прав. Это замешательство рецензента перед мужеством и силой автора, перед тем, сколько страдания приняла на себя Янагихара. Мужчина бы не выдержал. Не знаешь: то ли наградить, то ли запретить, как гибельное чтение.

И при всей жестокости это самая нежная, самая горькая, самая отвратительная книга. Не «маленькая жизнь», а большая «палата номер шесть». О Боге никто никогда даже вскользь, Ему тут места нет. Сами себе рай и ад, спасение и суд, смерть и бессмертие. Вот, что мы с собой сделали за века цивилизации. Приговор человечеству в жанре гимна.

 

 

 


   
 
 

© «Центр поддержки отечественной словесности»

Rambler's Top100 Rambler's Top100