На главную страницу Написать нам

Новости премии
СМИ о премии

Литературные новости
Публикации

ДРУГИХ ПИСАТЕЛЕЙ У НАС НЕТ

Александр Гаррос / «Новая газета», 04.05.2006

Назван «длинный список» самой крупнобюджетной литературной премии «Большая книга»

Неделю назад огласили «длинный список» новой премии «Большая книга» – самой амбициозной и крупнобюджетной (первый денежный приз – три миллиона рублей, второй – полтора, третий – миллион!) литературной затеи сезона. В списке том – 71 текст (романы и нон-фикшн) 69 авторов, отобранный из 897 книг и рукописей, присланных авторами и издателями. Шорт-лист из 15 финалистов совет экспертов объявит через месяц, трех лауреатов принимающая затем эстафету Литературная академия назовет и вовсе в ноябре, но кое-что ясно уже сейчас.

Может, помните – был такой анекдот в 90-е. Приходит новый рус- ский в ресторан и заказывает: «Коньяку хранцузского – на сто долларов! Икры белужьей – на сто долларов!». Выпивает коньяк, закусывает икрой и – жизнь удалась! – падает лицом в блюдо. А за соседним столиком франтоватый иностранец выдает подробнейшую гурманскую инструкцию официанту. Доходит до куропатки под неудобосказуемым соусом: «И, милейший, перед жаркой этой куропаточке всенепременно закапайте в гузку десять капель анисовой настойки...». Тут новый русский поднимает физиономию из остатков икры и вопит: «И мне! Того же! Туда же! На сто долларов!».

Не поймите превратно: совершенно не желаю обидеть учредителей и функционеров «БК», среди которых немало людей достойных и благонамеренных. Это я к тому, что беспрецедентная по масштабам затея явно оборачивается нормальной российской литпремией: те же, там же, только на сто – ну добавьте еще три нуля – долларов. А страхи и надежды по поводу «Книги», кажется, равно не намерены оправдываться.

Многие заочно полагали «Большую книгу» затеей глубоко ангажированной (благо в членах совета попечителей – Степашин, Добродеев и Сеславинский), этакой инкарнацией Сталинской премии, воплощением культуртрегерских грез monsieur Суркова, попыткой найти в литературоцентричной стране угодную власти идеологическую «точку сборки». Кое-кто и впрямь надеялся увидеть в списках претендентов на «агромадные тышшы» шеренгу безвестных доселе гениев...

Увы и тем, и тем. Имена все больше привычные. От Аксенова до Кабакова. От Быкова до Славниковой. От Крусанова до Приставкина. От Полякова до Шишкина. От Иванова до Улицкой. От & до. Если и есть за этим какая-то идеология, то совсем уж трудноразличимая. Или была, да выпала по дороге. И уж кому бы ни достались аппетитные куски денежного пирога в ноябре, вряд ли это окажутся безвестные аутсайдеры...

Скажем честно: в нынешней российской прозе есть обойма из тридцати–сорока значимых авторов – реально состоятельных, или подающих надежды, или держащихся на былых заслугах, или масштабно пропиаренных. Вот эта «золотая когорта» (плюс еще столько же попавших в списки по случаю и минус десяток-другой по случаю – или в силу вкусов тех или иных номинаторов, экспертов, членов жюри – не попавших) и окажется в «сухом остатке» всякого масштабного премиального начинания. Как ты ни мути со стандартами, форматами и системой отбора. Едва ли злой умысел – скорее логика жизни подтягивает, невзирая на сопротивление, к такому именно результату что «элитарный» русский «Букер» (пытавшийся отсидеться за системой кланово-тусовочных фильтров и в итоге явивший раздор и склоку в самих «элитариях»), что «скандальный» «Нацбест» (пытавшийся сыграть на превращении маргинального в мейнстрим, а безвестного в знаменитое и в итоге отдающий приз сначала и без того прославленному Пелевину, потом – и без того статусному Шишкину). Ну вот, ей-богу, и с «Большой книгой» будет то же самое, только деньги другие.

Понятно, что именно заявленные суммы и создают такой ажиотаж. Вопрос: неужто и впрямь широко распиаренное превращение некоего – пусть даже прекрасного – литератора NN в богатого джентльмена (и еще двух NN – в джентльменов небедных) простимулирует появление новых шедевров русской прозы? Ответ: да нет, конечно... И даже на прирастание крепкого литературного мидл-класса оно вряд ли повлияет – там куда важнее было бы, чтобы хороший роман не продавался жалкими тиражами в пять тысяч и не приносил счастливому автору доход аж в половину месячного жалованья менеджера среднего звена, а это совсем другие механизмы...

Впрочем, тут всяко не без пользы. Пиар одной премии неминуемо становится и пиаром литературы в целом. И тем помогает ей, литературе, крепнуть и прирастать. В перспективе. Но чтобы эта схема работала, деньги нужны не только большие, но и длинные.


   
 
 

© «Центр поддержки отечественной словесности»

Rambler's Top100 Rambler's Top100